Жизнь замечательных людей. Владимир Клавдиевич Арсеньев.

Неутомимый путешественник, выдающийся ученый и талантливый писатель Владимир Клавдиевич Арсеньев, изъездил и исходил почти весь Дальний Восток.  Большой вклад он внес и в изучение Камчатки и Командорских островов.

Родился Арсеньев 10 сентября 1872 года в г. Санкт-Петербурге в семье железнодорожного служащего, выходца из крепостных крестьян. В 1895 году окончил Петербургское пехотное юнкерское училище. С 1900 г. служил во Владивостоке. В 1910 г. Указом императора Николая II освобожден от службы в войсках и штабах, переведен в Главное управление землеустройства и земледелия с сохранением воинского чина (подполковник) и чинопроизводства. С 1910 по 1918 гг. – директор Краеведческого музея в г. Хабаровске.

В июне 1918 года по приказу Временного бюро по управлению Приморским переселенческим районом, Арсеньев был отправлен на Камчатку для проведения статистико-экономического обследования, изучения условий жизни переселенцев и выработки программы будущего заселения далекого полуострова.  На Камчатку он прибыл на   пароходе «Сишан» 19 июля 1918 г.

Вот каким увидел Арсеньев Петропавловск в том далеком 1918 году: «Петропавловск имеет вид села…Все дома деревянные. Одна улица и один тротуар… Около домиков кое-где есть небольшие огороды. Неко­торые дома построены давно из корабельного леса… Это постройки времен Завойко и Невельского. К таким постройкам относятся: дом Завойко, обросший кругом старыми тополями, старинная церковь (против него), казарма и цейхгауз. Чем-то особенно сентиментальным веет от этих построек…». С тревогой Арсеньев отмеча­ет, что памятники Лаперузу и Берингу, памятник Сла­вы, часовня на братской могиле защитников города, дом В. С. Завойко, руководителя обороны Петропав­ловска в 1854 г., обветшали и могут разру­шиться.

Камчатский дневник Арсеньева содержит массу сведений о природе полуострова, о его животном и растительном мире. Арсеньевым ежедневно велись и метеорологические наблюдения, также зафиксированные в дневнике. Большой интерес представляют «статистические ведомости» о 15 посещенных Арсеньевым населенных пунктах. В «ведомости» были включены сведения о местоположении поселений, число дворов и жителей, наличие школ, церквей и иных значимых социально-экономических объектов.  В этих «ведомостях» скупым «анкетным» языком увековечены вопиющие факты тяжелой жизни камчадалов в период, предшествовавший установлению Советской власти. «Школы нет, и в ней не имеется надобности, потому что почти все дети в селении вымерли» – запись о селении Ганалы. «Около селения находятся большие болота. Ревматизм и чахотка» – это о селении Кирганик. «Оспа была в зиму 1916/17 т. Медицинской помощи никому не подавалось. Умерло взрослых 8; детей 12. Третья часть населения» – так происходило в селении Щапино.  Арсеньев также обращает внимание на трудолюбие коренного населения Камчатки. «С утра до вечера они в работе, – пишет он о жителях селения Камаки. – Мальчики помогают мужчинам снимать корье с бревен, ловить рыбу. Никто не гуляет, не тратит напрасно времени… Девочки тоже работают и помогают матерям… В праздничные дни мужчины не работают в поле, а сидят дома, но не сложа руки, а точат топоры, починяют домашние вещи». В дневнике изложено большое количество этнографических материалов, записей о произведенных археологических раскопках. Этнографические описания нередко сопровождаются рисунками путешественника.

Камчатская экспедиция Арсеньева в полном объёме выполнила все поставленные перед собой цели: долина реки Камчатка была тщательна исследована в переселенческом отношении. Земли от селения Мильково до села Пущино были признаны подходящими для земледелия и, следовательно, пригодными для заселения.

Закончив работу на Камчатке, Арсеньев поступил на службу в Дальневосточное управление рыболовства и охоты на должность заведующего морскими звериными промыслами. В этот же период Владимир Клавдиевич начал заниматься педагогикой. В Хабаровском народном университете он читал лекции по краеведению и со своими слушателями проводил ряд экспедиций. В 1921 году Арсеньев принял участие в работах Владивостокского музея Общества изучения Амурского края (ныне Приморский краеведческий музей им. В.К. Арсеньева) в качестве заведующего отделом этнографии. С этого времени исследовательская деятельность Арсеньева приобретает особенно широкий размах.  И уже в течение лета 1922 года он изучает крайний северо-восточный угол побережья Охотского моря – Пенжинскую и Гижигинскую губы.  Помимо выполнения основного задания – промыслового обследования района, исследователь занимается подробным физико-географическим изучением этого глухого и малообжитого района Дальнего Востока.

С открытием новой навигации в 1923 г. Арсеньев поспешил на Командоры. Он был первым человеком с Большой советской земли, ступившим на эти затерявшиеся в океане острова. Составил и вычертил подробные карты Командорских островов, обозначил на них места лежбищ котиков и бобров, изучил повадки этих необычно осторожных и пугливых животных, разработал целую систему мероприятий, способствующих росту их поголовья. Арсеньев тогда же поставил вопрос о превращении Командорских островов в «естественный питомник пушных зверей», добился усиления охраны лежбищ и срочного сооружения на островах радиостанции.

Возвращаясь с Командор Арсеньев вновь посетил Камчатку, где 29 июля 1923 года под его руководством были произведены успешные археологические раскопки на северо-западном берегу Култучного озера, а 4 августа 1923 г. Владимир Арсеньев, вместе с несколькими спутниками, совершил восхождение на  Авачинскую Сопку и спустился в кратер действующего   вулкана.

Прошедший с экспедициями значительные территории Дальнего Востока, Арсеньев стремился популяризовать его природные и культурные богатства не только литературными произведениями, документированием, фотосъемкой, но и средствами кино. Именно по его инициативе была организована первая Камчатская киноэкспедиция киностудии «Совкино» 1929-1930 гг. во главе с режиссером Александром Литвиновым.   Редактором и консультантом этой этнографической киноэкспедиции выступил Владимир Арсеньев. 29 июля 1929 г. в письме к Литвинову Арсеньев пишет, что составил для них крайне сложный, но чрезвычайно интересный маршрут, который наверняка позволит снять необходимый материал для фильмов. По итогам камчатской киноэкспедиции было смонтировано 4 фильма: «Тумгу» (о коряках), «Оленный всадник» (об эвенах), «Неведомая земля» и «Оживающий полуостров» (обзорные киноочерки о Камчатском полуострове). В рукописи статьи «Арсеньев и кино» Литвинов вспоминал: ««Но Владимиру Клавдиевичу не пришлось увидеть нашу работу, в которой он принимал такое горячее и деятельное участие. 4 сентября 1930 г., в канун выхода наших фильмов на экраны, перестало биться сердце этого чудесного человека, крупнейшего исследователя Дальнего Востока и замечательного писателя. Наши фильмы мы посвятили светлой памяти Владимира Клавдиевича Арсеньева».  Вся жизнь Владимира Клавдиевича Арсеньева была подвигом во имя Родины и науки.

Он изучил Приморье и Камчатку,

Пешком пройдя и вдоль, и поперёк!

Тайгу он изучил ну, как – свою перчатку

И знаньем этим – многих он увлёк!

(Геннадий Анненков «Памяти В. К. Арсеньева!» 23.08.2012 г.)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: