Его Превосходительство действительный статский советник Николай Владимирович Мономахов

Дорогие друзья! В целях улучшения качества музейного обслуживания и изучения интересов посетителей Камчатский краевой объединенный музей проводит опрос. Помогите сделать наш музей лучше! Заполните, пожалуйста, эту анкету (откроется в новом окне).


Автор: младший научный сотрудник отдела фондов Ляшук А. В.

В 1909 году по закону «Об административном переустройстве Приморской области и Сахалина» из уездов Приморской области: Петропавловского, Охотского, Гижигинского, Анадырского и Командорских островов была образована Камчатская область. Главное управление областью принадлежало Приамурскому генерал-губернатору, а местное – губернатору. Местопребыванием губернатора стал Петропавловск. После образования Камчатской области началось интенсивное строительство в Петропавловске, так как в городе не было необходимого количества казенных зданий. С 1909 по 1911 гг. было построено 22  здания по улицам Большой (современная улица Ленинская) и Казначейской (современная улица Красинцев) (1, с.93; 97). Одно из этих зданий – канцелярия губернатора Камчатской области, в котором размещается в настоящее время Камчатский государственный объединенный музей. Летом 1988 года во время капитального ремонта сотрудниками музея на чердаке этого здания были обнаружены предметы начала XX века. Среди них находилась семейная переписка и финансовые документы Николая Владимировича Мономахова – губернатора Камчатской области в период с 1912 по 1917 гг.

Николай Владимирович Мономахов происходил из потомственных дворян Саратовской губернии. Будущий губернатор получил образование в I-ом Военном Павловском и Михайловском Артиллерийском училищах.

До своего назначения на Камчатку Николай Владимирович Мономахов приобрел большой опыт административной деятельности. В 1906 году Николай Владимирович был назначен вологодским вице–губернатором, в 1910 вице–губернатором Приморской области. 18 июня 1912 года Николай Владимирович Мономахов стал  губернатором Камчатской области (2, с.99).

Обнаруженная на чердаке бывшей канцелярии губернатора переписка по времени относится не к Камчатскому, а к вологодскому и приморскому периоду службы Николая Владимировича Мономахова. Но она ценна для нас прежде всего своим личным характером, ее содержание в отличие, например, от официальных отчетов, приказов, распоряжений позволяет увидеть не только деятельность крупного чиновника, а самого обычного человека в реальной жизни со всеми ее невзгодами и проблемами.

Переписка представлена одиннадцатью письмами, из которых шесть адресованы  Николаю Владимировичу Мономахову, два – его дочери Елене Мономаховой и одно сыну Владимиру. Также – двумя черновиками писем самого Николая Владимировича, которые, к сожалению, дошли до наших дней в очень плохом состоянии, поэтому часть  ценного текста, написанного рукой самого Мономахова утрачена. Обнаруженные документы: финансовые – четыре  векселя, протестный акт и три служебных – доклад, две памятные записки.

Благодаря переписке мы можем получить некоторые сведения из жизни семьи Мономаховых. Прежде всего, необходимо отметить, что у Николая Владимировича и его супруги Софьи Михайловны было восемь детей: четыре дочери – Мария, Наталья, Екатерина, Елена и четыре сына – Николай, Владимир, Михаил, Александр. Николай Владимирович был прекрасным семьянином — заботливым мужем и отцом. В глазах детей Мономаховых семья родителей была образцовой. Из письма Екатерины Мономаховой отцу: «Получила я твое письмо. Где ты пишешь что я теперь могу сравнить свою семью с другими семьями. Да разве у меня была когда нибудь мысль поставить мою на мой взгляд идеальную семейную  жизнь отца и матери на одну ногу с другими. Ведь это надо быть слепой что-бы не видеть. Дай Бог чтобы у большинства были такие отец и мать» [сохранено правописание документа – Авт.] (3).

Однако, Николаю Владимировичу Мономахову не удалось избежать извечной проблемы «отцы и дети», вернее, в его случае – «отец и сын». В семье Мономаховых такой проблемой был старший из сыновей – Николай. В 1911 году Николай Владимирович получил от сына довольно резкое и горькое по своему содержанию письмо, которое показывает нам, что жизнь 22-х летнего Николая Мономахова не устроена, виной тому не только сложное финансовое положение семьи, но и какие-то поступки самого Николая:  «Если мое письмо и грубо, то простите меня у меня такое озлобление сейчас, не против Вас, Боже меня от этого сохрани, а против себя, против того, что я сам загубил свою карьеру, свою жизнь, свое счастье, близок локоть, да не укусишь. Не пиши мне по этому поводу ничего я и так ужасно мучаюсь.  Милые папа и мама, пожалейте своего глупого мальчика, который сам себя свел на нет, на нуль… Целую Вас и всех детей крепко пусть пока не поздно берутся за ум. Крепко любящий Вас сын Николай»(4).

Переписка открывает перед нами еще одну трудную страницу жизни семьи Мономаховых – ограниченность материальных средств. В 1908 году Николай Владимирович Мономахов был вынужден обратиться к своему брату Алексею для того, чтобы одолжить у того денег. Мы располагаем письмом, которое Алексей Владимирович Мономахов отправил брату в ответ. Ответ для последнего был неутешителен: «Дорогой Коля! Прости, что задержал ответом; я два дня думал как мог-бы тебе сейчас помочь. И к сожалению не мог придумать. Я буду с тобой откровенен, но только прошу чтобы это осталось между нами. Когда я получил твое письмо, у меня был Саша…. но чтобы уехать…ему конечно надо было заплатить долги. И вот я не только отдал ему свои сбережения, но пришлось взять в долг. Мой кредит… исчерпан, а больше денег достать негде» [сохранено правописание документа – Авт.] (5). Помимо денежных затруднений самого Николая Владимировича Мономахова, это письмо показывает непростую финансовую ситуацию всех Мономаховых – сам Алексей Владимирович, по собственному признанию « совершенно сел на мель», кроме этого в 1908 году он помогал уже и другим членам семьи.

К периоду 1909-1910 годов относятся финансовые документы Николая Владимировича Мономахова – четыре векселя и акт протеста. Вексель, датированный 25 сентября 1909 года, выдан Николаем Владимировичем Мономаховым: «От сего числа через двенадцать месяцев по сему векселю повинен я заплатить крестьянину Никольского уезда Александру Маркелову [так в документе – Авт.] Глебову одну тысячу рублей статский советник Николай Владимирович Мономахов» (6).

Несмотря на долговое обязательство, по документам 1910 года создается впечатление, что финансовое положение вице-губернатора Мономахова улучшилось – он сам становится заимодавцем (в феврале 1910 года Николай Владимирович одалживает в общей сложности 1300 рублей) и, кроме того, позволяет себе крупную покупку (7,8,9). В 1910 года Николай Владимирович Мономахов получил два письма от санкт- петербургского  торгового дома «Победа». Благодаря  ним мы узнаем, что в марте 1910 года Николай Владимирович Мономахов приобрел автомобиль, который обошелся ему в 1524 рубля. «Ваше Превосходительство, Заказное письмо Ваше от 14-го с/м с векселями на Руб.-1524- мы получили…[так в документе – Авт.] Получение купленного Вами автомобиля мы подтвердим Вам телеграммою. С совершенным уважением Торговый дом «Победа» (10).

Однако 25 сентября 1910 года истекает срок платежа крестьянину А.М. Глебову и, судя по сохранившимся документам, Мономаховым долг погашен не был. Более того, оказалось, что предъявить требование о выплате денег некому, т. к. Николая Владимировича Мономахова «на жительстве в г. Вологде нет и адрес его неизвестен»(11). Видимо,  Николай Владимирович к этому времени уже выехал к новому месту службы в Приморскую область. 28 сентября 1910 года данный вексель был протестован вологодским нотариусом Ксенофонтом Анисимовичем Кашиным: «Так как до трех часов дня 27 го сентября 1910 г. платежа не последовало, то я, нотариус, за неплатеж, для охранения вексельного права, вексель этот против векселедателя Николая Владимировича Мономахова 27 сентября 1910 года… протестовал» (12).

Летом 1910 года Николай Владимирович Мономахов получил новое назначение на Дальний Восток – он становится вице–губернатором Приморской области. Мы не располагаем информацией, почему Николай Владимирович согласился изменить место службы и переехать в Приморскую область, ведь там его ждала не более высокая, а такая же должность вице–губернатора. Кроме того, восточные области в иерархии престижности мест службы в Российской империи были на последних местах (13, с.122-123). Тем не менее, Владивосток 1910 года принес семье Мономаховых много новых и хороших впечатлений. Из Владивостока Наталья Мономахова отправила сестре Елене письмо, в котором убеждала ее переехать во Владивосток к родителям: «Дорогая моя Леночка. Во первых крепко, крепко целую тебя, а во вторых пишу тебе, что ты напрасно не хочешь ехать во Владивосток. Владивосток прекрасный, большой и шумный город – красивый и богатый – не то что маленькая и бедно-населенная Вологда… Поезжай во Владивосток: ты увидишь много нового и интересного по пути и в самом Владивостоке. Ты увидишь красивые горы, море, корабли, китайцев. Ведь путешествовать очень интересно» [сохранено правописание документа – Авт.] (14).

Однако, во Владивостоке Николая Владимировича и его семью ждали серьезные трудности. В конце своего письма к сестре, Наталья Мономахова упомянула как бы между прочим: «Комнаты мы еще не сняли, все хочется найти подешевле и поудобней» (15). Она и не предполагала, что это окажется серьезной проблемой. Один из документов, обнаруженных на чердаке бывшей канцелярии губернатора Камчатской области – это черновик докладной записки, которую Николай Владимирович Мономахов собирался отправить в вышестоящую инстанцию – на имя Приамурского генерал-губернатора. «…Тяжелые условия жизни на Дальнем Востоке вынуждают меня обратиться к Вашему Высокопревосходительству с настоящей докладной запиской. Получая по должности Вице-губернатора триста шестьдесят рублей в месяц и не имея казенной квартиры, до сего времени в течении пяти месяцев не могу найти подходящего для себя и семьи моей помещения при самых скромных требованиях с моей стороны…»(16). В данной докладной записке Николай Владимирович просит генерал-губернатора ходатайствовать перед министром внутренних дел о предоставлении ему дополнительных средств «на наем квартиры и представительство»(17). Он  отмечает, что должность вице-губернатора «требует представительства и поддержания внешнего престижа соответственно занимаемому положению», так как во Владивостоке ему, в том числе, приходиться контактировать с иностранными консулами по различным служебным делам(18). В частично утраченном тексте черновика упомянута «Великая Россия», видимо, Николай Владимирович доказывал, что представителю великой державы не к лицу быть столь стесненным в средствах.

«Квартирный вопрос» вице-губернатору Мономахову решить удалось – в апреле 1912 года его дочь Елена получила письмо на адрес: Владивосток. Ее Превосходительству Елене Николаевне Г-же Мономаховой Квартира вице-губернатора Приморской области(19).

Пограничное положение Приморской области определяло специфику деятельности ее администрации. Письмо, написанное Николаю Владимировичу  его братом Борисом Владимировичем Мономаховым, служащим в Верхнее-Удинске (современный город Улан-Удэ) показывает, что 1911 год оказался напряженным для дальневосточных чиновников в связи с эпидемией чумы  в Китае. «Дорогой Коля! – пишет Борис Владимирович, – очень виноват перед Тобой за долгое молчание, но столько дел и рапортов, что трудно выбрать время для писем. Ты меня охотно поймешь, так как у самого дела более чем достаточно. Чума доставила и продолжает доставлять много Тебе дела»(20). Администрация пограничных с Китаем областей оказалась в сложной ситуации: с одной стороны было необходимо не допустить распостранения чумы на русскую территорию, с другой – как быть с большим количеством китайских рабочих, которых постоянно нанимали для работы в дальневосточных  городах? Среди представителей власти не было единства  мнений по этому вопросу. Борис Владимирович Мономахов выражает в письме к брату свое недовольство решением о пропуске китайцев, принятом в Иркутске. Сам он был сторонником решительных мер в этом вопросе: по его мнению, было необходимо запретить доступ китайским рабочим на территорию страны до полного окончания эпидемии, находящимся же в пределах России китайцам запретить все контакты с Китаем. «Чума – не шутка, – пишет Борис Мономахов, – и по моему все меры хороши, лишь бы не допустить ее к нам» (21).

Николай Владимирович Мономахов прослужил в Приморской области два года и нужно сказать, что его служба не была простой. Именно в этот период произошла смена руководства, как в Приморской области, так и в целом – в Приамурском  генерал-губернаторстве.  В 1911 году губернатором Приморской области был назначен Михаил Михайлович Манакин, приамурским генерал-губернатором – Николай Львович Гондатти (22,с.128,221). Лестную характеристику дал новому генерал-губернатору Борис Владимирович Мономахов в своем письме к брату Николаю Владимировичу: «У Тебя теперь новый губернатор и генерал-губернатор. Из газет знаю, что Гонд. Был уже во Владивостоке [так в документе — Авт.].  Как он тебе понравился? На всякий случай это очень дельный и доброжелательный человек. Я за его карьерой слежу с того времени как он был правителем Канц. Ирк. Ген.- Губернатора» [так в документе — Авт.] (23). Судя по содержанию сохранившегося черновика письма, которое Николай Владимирович собирался отправить Приамурскому генерал-губернатору, между чиновниками сложились хорошие отношения, как служебные, так и личные – между семьями. Этого нельзя сказать об отношениях между Николаем Владимировичем Мономаховым и его непосредственным начальником – губернатором Приморской области Михаилом Михайловичем Манакиным. Черновик письма Николая Владимировича Мономахова  генерал-губернатору по сути представляет собой докладную на губернатора Манакина. Из этого черновика видно, что Мономахов и Манакин не нашли общего языка. «Внешнее отношения с Михаилом Михайловичем стали совершенно прям [текст утрачен – Авт.] и корректные, но в душе, конечно, Михаил Михайлович меня за что-то ненавидит», — пишет вице-губернатор Мономахов (24). Затем Николай Владимирович дает подробную оценку окружению нового губернатора: «К сожалению, военный губернатор окружил себя людьми [текст утрачен – Авт.] нравственного достоинства, которые пользуются его фаворитизмом и ведут тайную закулисную политику, основываемую на сплетнях и всяких нашептываниях»(25). К таким чиновникам «сомнительного» нравственного достоинства Мономахов отнес чиновника особых поручений Полозова и чиновника областного правления Унбрица (?).  Нам не известно, что подвигло Николая Владимировича написать такое письмо. В областном правлении действительно сложилась нездоровая обстановка, которая мешала его нормальному функционированию или новый губернатор, приблизив к себе чиновника особых поручений и советника областного правления, фактически отстранил тем самым вице-губернатора от принятия решений.

Необходимо отметить, что, несмотря на такую нелестную характеристику, военный губернатор Приморской области Манакин проработал в своей должности пять лет (1911-1914), что является стандартным сроком службы для крупных дальневосточных чиновников (26, с.221).

В 1912 году Николай Владимирович Мономахов, получив новое назначение,  становится губернатором Камчатской области и прибывает в Петропавловск, перевезя среди личных вещей также семейную переписку и документы, части которых удалось уцелеть в течение XX века. С момента обнаружения (1988 год) и до настоящего времени их содержание было известно только сотрудникам КГОМ, так как письма и документы семьи губернатора Мономахова никогда не публиковались.

При знакомстве с семейным архивом Н.В. Мономахова обращает на себя внимание своеобразная черта характера Николая Владимировича – он, видимо, хранил все, не деля письма и документы на главные и второстепенные. Благодаря этому до нас дошли самые разнообразные документы начала XX века, не все они нашли отражение в данной статье и будут опубликованы позднее.

В 1916  году губернатор Н. В. Мономахов отбыл с семьей в отпуск. После революции 1917 года его имущество было реквизировано и продано. Дальнейшая судьба Николая Владимировича Мономахова не известна (27, с.99).

 

Источники

  1. Витер И.В., Смышляев А.А. Город над Авачинской бухтой. (История города Петропавловска-Камчатского). Петропавловск-Камчатский,2000.208 с.
  2. Там же.
  3. КГОМ ОФ 35682/4
  4. КГОМ ОФ 35682/3/
  5. КГОМ ОФ 35682/1/
  6. ККМГИ-26639
  7. ККМГИ- 26656
  8. ККМГИ-26657
  9. ККМГИ- 26658
  10. КГОМ ОФ 35682/11
  11. ККМГИ-26640
  12. Там же.
  13. Лысенко А.М. Губернаторы и генерал-губернаторы Российской империи (XVIII – начало XX века). М, 2001. 358 с.
  14. КГОМ ОФ 35682/14
  15. Там же.
  16. КГОМ ВХ-5844
  17. Там же.
  18. Там же.
  19. КГОМ ОФ 35682/13/
  20. КГОМ ОФ 35682/2/
  21. Там же.
  22. Дальний Восток России: из истории системы управления. Документы и материалы. К 115-летию образования Приамурского генерал-губернаторства. Владивосток, 1999. 233 с.
  23. КГОМ ОФ 35682/2/
  24. КГОМ  ВХ-5843
  25. Там же.
  26. Дальний Восток России: из истории системы управления. Указ. соч.
  27. Витер  И.В. , Смышляев  А.А. Указ. соч.

 

  • КГОМ – Камчатский государственный объединенный музей.
  • ОФ – основной фонд.
  • ВХ – временное хранение.
  • ККМГИ – Камчатский краеведческий музей. Главная инвентарная книга.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.