Иван Павлович Доний: портрет переселенца 30-х годов XX столетия

Дорогие друзья! В целях улучшения качества музейного обслуживания и изучения интересов посетителей Камчатский краевой объединенный музей проводит опрос. Помогите сделать наш музей лучше! Заполните, пожалуйста, эту анкету (откроется в новом окне).


Автор: старший научный сотрудник отдела научно-экспозиционной работы Пыжьянова О. А.

Отечественный рыбный промысел на Камчатке в 20-30-е годы XX века был слабо развит, имел сезонный характер, держался на привозной японской  рабочей силе.

Проблему хозяйственного освоения Камчатки, развития, в первую очередь,  рыбной промышленности на полуострове решает государственное Акционерное Камчатское общество (АКО), созданное в 1927 г. Однако, решение поставленных перед Акционерным обществом задач упирается в малочисленное население Камчатки. И АКО разрабатывает план колонизации Охотско-Камчатского края, который предусматривал с 1930 по 1933 гг. вселить в край 35000 переселенцев.

Биографию одного из переселенцев — Ивана Павловича Доний можно проследить по документам, хранящимся в Камчатском государственном объединённом музее.

Иван Павлович Доний родился в 1906 г. в крестьянской семье на Украине в селе Малиновка Ново-Одесского района Николаевской области. Образование 7 классов. Член КПСС[1]. Наиболее ранний документ, хранящийся в ГУ КГОМ, относится к 1931 году[2]. Это удостоверение на право управления трактором. В Приморье на Покровской машинотракторной станции, Иван Доний проходит полуторамесячную практику езды на тракторе, показывает успехи и выпускается на правах рулевого тракториста.

В мае 1931 г. он, переехав на Камчатку, поступает на работу на Кихчинский рыбокомбинат АКО и устраивается жить в рабочем поселке[3]. С 5 сентября 1931 г. по 21 декабря 1932 г. он состоит на службе в рядах рабоче-крестьянской милиции при рыбоконсервном заводе №4[4]. Как указывается в справке, это была территория пограничной секретной зоны Усть-Большерецкого района[5]. Дальнейшая его биография связана с камчатской рыбной промышленностью. В 1933 г. он был «выдвинут помощником заведующего базой» Кихчинского рыбокомбината[6], а вскоре становится заведующим базой[7]. В этой должности он работает около пяти лет. 3 августа 1938 г. приказом по народному комиссариату пищевой промышленности СССР И.П.Доний назначается директором Кихчинского комбината АКО[8]. Ему было тогда 32 года.

Через три года начинается Великая Отечественная война. Фронту нужны не только  боеприпасы и вооружение, но и продовольствие. Все военные годы Камчатка снабжала армию и страну рыбой, из года в год многократно увеличивая её добычу и обработку. 23 августа 1943 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР была награждена большая группа работников рыбной промышленности «за образцовое выполнение заданий правительства по снабжению Красной Армии и специальных заданий командования Красной Армии». Среди награждённых высшей наградой страны, орденом Ленина, были два человека с Камчатки: Емельянов Семён Павлович – управляющий АКО Наркомрыбпрома СССР и Доний Иван Павлович – директор Кихчинского рыбокомбината АКО[9].

После окончания войны в 1946 г. Иван Павлович был назначен директором крупнейшего рыбокомбината Камчатской области – имени Микояна[10], где проработал 1 год и 6 месяцев и серьёзно заболел. В июне 1947г. он был освобождён от работы и направлен на курортное лечение[11]. После многомесячного лечения в Приморье Доний возвращается на Камчатку[12]. С 1947 по 1950 годы он работал директором Шубертовского рыбокомбината[13]. Но вновь заболел и в январе 1951 г. по его личной просьбе был освобождён от должности директора комбината и назначен заместителем директора другого – Пымтинского комбината[14]. Однако, в декабре 1952 г., вследствие тяжелой болезни, ВТЭК переводит его в инвалиды II группы[15]. Иван Павлович вынужден был оставить работу и перейти на пенсию в возрасте 46 лет.

В 1953 г. Доний с семьёй переезжает в Петропавловск. Через несколько лет мучительной болезни состояние здоровья позволило Ивану Павловичу вновь вернуться к работе. В апреле 1956 г. приказом по рыбной промышленности Камчатки Доний был назначен заместителем директора Петропавловской ЖБФ[16], но, проработав 3 месяца, он уволился в связи с плохим состоянием  здоровья[17].

В 1956 г. Иван Павлович с женой и детьми переехал в Приморье, где прожил ещё 5 лет. Умер он в возрасте 55 лет.

К сожалению,  сжатые строчки документов не могут поведать о той обстановке, в которой жили и работали переселенцы 30-х годов прошлого века, чем была наполнена их жизнь. Об этом может сейчас рассказать только «память родных сердец». Именно так мы назвали музейную выставку семейных реликвий, которая проходила весной 2004 г. Среди участников выставки была дочь Ивана Павловича – Валентина Ивановна Герасименко. Именно она несколько десятилетий хранила, а потом передала в музей документы отца. Благодаря воспоминаниям Валентины Ивановны мы смогли узнать подробности биографии её родителей, которые приводятся ниже.

«В 1928 г. 22-летний Иван Доний закончил срочную службу в Красной Армии, служил он в Туркестане. Надо было начинать гражданскую жизнь, и он принимает решение ехать на Дальний Восток, где шло активное освоение земель и требовалось много рабочей силы. Жизнь на Дальнем Востоке в 20-х годах прошлого века считалась перспективной, были реальные заработки, а значит, надежды на будущее. В те годы в переполненных вагонах поездов, следовавших через всю страну до Владивостока, особенно много было молодых людей, ехавших на заработки. В одном из вагонов такого поезда произошло знакомство Ивана Доний и молодой девушки по имени Александра, которая ехала на восток из Курска. Как оказалось, она тайком сбежала от своих родителей и мужа, потому что замуж её в 16 лет отдали родители по своему собственному решению и выбору. Иван и Александра понравились друг другу и к концу многодневного пути решили пожениться.

Их совместная жизнь началась в Приморье в коммуне Ново-Георгиевка. Там Иван окончил краткосрочные практические курсы и получил специальность рулевого тракториста. В коммуне прожили они не долго, в 1931 году переезжают на Камчатку».

В этот период началась колонизация Камчатки. Организацией переселения людей и их закреплением на новых землях занималось колонизационное управление АКО. В отчетном документе «5 лет рыбной промышленности АКО» даётся анализ процесса создания постоянных кадров:

«Рыбная промышленность на Камчатке до сих пор ещё имеет ярко выраженный сезонный характер, потому что основная рабочая масса, занятая в рыбной промышленности АКО,  является сезонной, и только начиная с 1930 г. путём закрепления – постоянных рабочих было уже 2343 человека. Помимо этого, в осуществление проблемы заселения Камчатки, на рыбные промысла в 1931 году было переселено из центральных областей Союза 500 семей и общее количество постоянных рабочих достигло к 1932 г. до 2900 человек.  Таким образом, АКО положило начало фактическому созданию постоянных кадров, что ведёт к коренной ломке характера рыбной промышленности Камчатки, превращая её из сезонной в постоянную»[18].

Итак, в 1931 г. для постоянного проживания и работы на рыбокомбинатах АКО приезжает 500 промышленных рабочих семей. Среди них семья И.П.Доний. Согласно терминологии документов 30 годов прошлого века – эта семья относилась к промышленным переселенцам. Надо предполагать, что на Камчатку приехали они добровольно.

В 1931 г. АКО имело 8 рыбоконсервных заводов, при которых строились производственные и жилые здания: склады (материальные, для консервов, для горючих материалов), навесы для лакировки банок, икрянка, здание для конторы, здание для столовой и кухни, околодок (так в документе – авт.), баня, продовольственная лавка, хлебопекарня, бараки для рабочих (отдельно для русских и японских). Каркасы первых рыбных заводов, производственных и жилых помещений везли на Камчатку пароходами[19].

Таким образом, можно представить как мог выглядеть рабочий поселок базы № 2 Кихчинского рыбокомбината, где первоначально поселились Иван и Александра Доний. Им, как рабочей семье, вероятно, отвели комнату в бараке.

К моменту назначения И.П. Доний директором Кихчинского комбината в 1938 г. в семье уже было четверо детей, потом родилось ещё двое. Валентине Ивановне исполнилось 4 года, когда началась война. Её воспоминания о жизни семьи в военные годы яркие и интересны неожиданными фактами.

Валентина Ивановна вспоминает, что «Отец был постоянно на работе. Всё домашнее хозяйство лежало на маминых плечах. Была у неё помощница – няня, она находилась на государственной службе. По штату директору комбината положено было иметь няню для семьи и собственного ординарца. В наше время эта должность называется телохранителем. Кроме того, отцу выдавали одежду, он носил кожаную куртку и кожаное пальто. Имел он и табельный пистолет. Детей мама обшивала сама. Многие продукты в военные годы завозили на Камчатку из Америки: муку белую, шоколад, сгущенное молоко, ветчину в жестяных банках, конфеты в больших коробках. В хозяйстве у Доний была своя корова. Овощи: лук, морковь, картошку, чеснок привозили на Камчатку в сухом виде. Огородов в те годы рабочие рыбокомбинатов не содержали. В достатке была свежая рыба. Когда кунгас с уловом подходил к берегу, каждый мог взять рыбу на еду. И всюду на окнах с уличной стороны была развешана корюшка для вяления. Никто не запрещал детям отрывать любую рыбку и кушать. В лесу собирали черемшу, ягоду, а камчатские грибы в те годы переселенцы не ели.

Отца в семье очень любили. Он был весёлый, умел рассмешить своими шутками. Детей, особенно сыновей, воспитывал строго.  Под влиянием родителей дети считали позором курить или произносить нецензурное слово. Особо в семье ценилось чувство скромности и порядочности. Отец носил наручные часы, но дети не спрашивали у него о времени, чтобы не поставить отца в неловкое положение, заставив его показать при посторонних свои часы — фантастически редкую и дорогую  вещь для жителей камчатских побережий военного времени. Для передвижения  по производственным участкам рыбокомбината Доний и его ординарец пользовались лошадьми. В послевоенное время у директора комбината появился трофейный автомобиль, Иван Павлович сам управлял им. Но он никогда не использовал служебный автомобиль для того, чтобы подвезти куда-нибудь членов своей семьи. Его дети росли в одинаковых условиях с детьми других работников комбината.

Работа и производство для Ивана Павловича всегда были на первом месте. Он был общительным, находчивым человеком, с большим уважением относился к людям и их труду, но не терпел безделья и праздности. Он постоянно интересовался жизнью своих рабочих, заходил к ним домой поговорить о жизни, расспросить, что пишут с фронта сыновья. Поэтому всегда был в курсе, как они живут, что едят, что их волнует, в чём нуждаются».

Позволю себе кратко пересказать один случай, характеризующий рабочего и Ивана Павловича Доний. В «Камчатской правде»  от 13 октября 1943 г. опубликован рассказ одного из рабочих Кихчинского рыбокомбината о том, как он плохо зная директора,  решил воспользоваться случаем и попросил у Ивана Павловича новые сапоги взамен дырявых, которые были на нём.  Директор, посмотрев на рабочего, пообещал: «Приходи вечерком – сапоги обязательно дам. Кому-кому,  а тебе, Петрович, с удовольствием». И вечером он, действительно, вручил рабочему совершенно новые сапоги с пожеланием носить в своё удовольствие. Однако когда рабочий пришел домой, то выяснилось, что это его собственные сапоги.  Жена их отдала рассыльной директора, которую, якобы, сам же рабочий и послал за сапогами, потому что ему переобуться надо. После этого рабочий стеснялся смотреть в глаза директору, которого пытался обхитрить. Для него так и осталось загадкой, как директор узнал о том, что у него есть новые сапоги[20].

Вспоминает Валентина Ивановна: «Отцу до всего было дело. Когда приезжали сезонные рабочие на путину, отец считал первым делом устроить их жильё, обеспечить нормальным питанием, а так же одеть и обуть. Для людей строились палатки, бараки, ставились железные печки. В то время это считалось хорошим временным жильём. А это главное, чтобы человек хорошо работал. Отец постоянно был с людьми, он учился у людей, ему было интересно с ними. Когда ставили невода, он выезжал с рыбаками в море, сам всё проверял. Всегда старался сам увидеть, как работают резчики, мойщики рыбы, бондари. В те годы бочки изготавливали на комбинате и, если бочка сделана хорошо, то и продукция не портилась, шла высшим сортом. В военные годы тара была в особом дефиците. Выловленную рыбу научились солить сухим посолом, складывая её прямо на брезенте в высокие гурты. В этом требовалось особое мастерство, иначе гурт из скользкой рыбы просто разваливался. Засоленную в гуртах рыбу раскладывали по ящикам и отправляли на материк. Эта рыба всегда была хорошего качества.

Отец всегда носил при себе большой  кисет с табаком. Он умел похвалить человека за работу, отметить его труд и тут же угощал табаком, что по тем временам было действительно наградой. Сам отец работал, забывая об отдыхе. Очень трудно было в военные годы, на работе он находился день и ночь. От директора комбината требовалась особая отдача труда, сил, здоровья и  таланта вести за собой людей».

В военном 1943 году государство не могло поставить на рыбокомбинаты детали, запчасти, канаты, сети.  Надо было на местах найти выход из положения. По кратким сообщениям в газете «Камчатская правда» за 1943 г. можно проследить, как работники Кихчинского комбината готовились к путине, используя так называемые «местные ресурсы»: плели канаты из подобранных на берегу канатных кусков и дели, делали деревянные цепи для оттяжек ставных неводов, ткали маты и шили  из них якорные кули, с большим запасом пошили лососевые и селёдочные ловушки и крылья для неводов, сами наладили изготовление сложных деталей к станкам, сумели механизировать процесс приёмки рыбы, установив для этого элеватор и лебёдку на пристани, своевременно отремонтировали рыбные кунгасы, мойки, рыборезки, рыборазделочные станки. При этом рыбаки комбината успешно потрудились на подлёдном лове. Летняя путина шла с нарастающим темпом. Каждый месяц перевыполнялся план. Рыбаки Камчатки  ни на минуту не забывали, что рыба нужна фронту.

7 августа 1943 г. предприятия АКО и рыболовецкие колхозы Камчатки выполнили годовой план добычи рыбы. А ещё через две недели было выловлено свыше 1 млн. пудов рыбы сверх государственного плана. Больше всех добыли рыбы Кихчинский, им. Микояна, Озерновский рыбоконсервные комбинаты. Кроме того, с начала войны Кихчинский комбинат дал фронту сверх плана около 4-х миллионов банок консервов[21].

23 августа 1943 г. Указом Президиума Верховного Совета Союза ССС за образцовое выполнение заданий правительства по снабжению Красной Армии Доний Иван Павлович был награждён Орденом Ленина.

Лето 1945 г. запомнилось Валентине Иванове как страшное время ожидания нападения японцев. «Жители побережий Камчатки были в особом напряжении: были уверены, что японцы, захватив Камчатку, вырежут русское население и в первую очередь – семьи руководителей и директоров. Иван Павлович, беспокоясь за жизнь детей, отправил их вместе с женой и няней на Украину к своему отцу. На пароходе они доплыли до Владивостока, а потом поездом с долгими остановками и пересадками до Украины. В этом  длинном пути с детьми постоянно что-то происходило. Они даже терялись на вокзалах.  Путешествие с шестью детьми стоило маме много нервов. На Украине дети познакомились со своим дедом Павлом Акимовичем Доний. Несколько месяцев они прожили в его небольшом доме. В 1946 г. за ними  приехал отец. У отца был отпуск, по окончанию которого семья вернулась на Камчатку.

В этом же году Иван Павлович Доний назначается директором крупнейшего на Камчатке рыбоконсервного комбината имени Микояна. Семья переехала в посёлок, который назывался в то время Микоян. Жить устроились в бараке. Индивидуальные дома в рабочих посёлках рыбоконсервных комбинатов АКО не строило. Казенную мебель для квартиры привезли со склада.

После окончания войны время тоже было не лёгкое. На рыбных промыслах продолжали работать ударно. Надо было восстанавливать разрушенное хозяйство страны. Неоднократно проходила подписка на государственный заём. Люди не жалели денег. Отдавали по 2-3 оклада. В этом отец всегда был первым, он показывал пример, и люди поддерживали его.

На микояновском комбинате произошел с отцом несчастный случай, после которого он начал терять здоровье. К комбинату подошел наливник с горючим. Директор должен был произвести проверку и подписать документ на приём горючего. К наливнику всегда подходили на катере, а потом поднимались по верёвочной лестнице. Обратно отец, делавший всё очень стремительно, решил спрыгнуть. Во время прыжка катер подбросило волной, и отец получил сильный удар в пятки. От удара в позвоночнике появилась трещина. Отец тяжело заболел. Пришлось оставить директорскую работу.

В 1947 г. врачи направили отца на лечение в Приморье. Уехали с Камчатки всей семьёй. Через несколько  месяцев лечения, отец, почувствовав улучшение, решает вернуться на Камчатку и продолжить работу в рыбной промышленности. Но в 1952 году врачи вследствие тяжелого заболевания переводят его на инвалидность.

Отец в надежде, что трудоспособность к нему ещё вернётся, перевозит семью с побережья в Петропавловск. В семье были сбережения,  которых хватило на покупку небольшого дома в пригороде – в Копае. Человек, награжденный Орденом Ленина, мог получить государственную квартиру, но отец не мог себе позволить просить у властей что-то для себя. Свою семью он обеспечивал  только собственным трудом. Теперь же он мучительной болью в спине подолгу был прикован к постели. Он тяжело переживал невозможность работать. Иногда болезнь отступала, и он тут же рвался к труду, забывая про усталость, отдых и даже сон.

Когда стало ясно, что работать он больше не может, отец продал дом в Копае и с семьёй переехал в другой климат, в Приморье. Там он прожил ещё пять лет».

Такова, согласно документам из музейного фонда и воспоминаниям дочери, краткая биография и жизнь камчатского переселенца 30-х годов XX столетия – Доний Ивана Павловича, вложившего напряженный труд, незаурядные способности, здоровье в становление, а затем развитие рыбной промышленности Камчатки. Он награжден Орденом Ленина и медалью «За доблестный труд в годы Великой отечественной войны 1941-1945 гг.».

Валентина Ивановна проживает в Петропавловске. Она составила генеалогическое древо семьи. Родоначальники – Доний Павел Акимович (1866-1948) и его жена (имя и даты жизни не известны). От них пошло уже пятое поколение. Первое поколение — сын Доний Иван Павлович (1906-1961). Он с женой Анной Фёдоровной (1912-1993) вырастил шестерых детей (второе поколение) – Юрий (1932 – 1988г), Виктор (1934 – 2003),  Карина (1935 г.р.),  Валентина (1937г.р.),  Владимир  (1939 г.р.) и Тамара (1941 г.р). Третье поколение – 10 человек. Четвертое поколение – 11 человек. В пятом поколении пока одна девочка 2003 г.р.

Валентина Ивановна на протяжении последних 40 лет хранит семейные письма. Эти письма заслуживают изучения, как источник к составлению портрета следующего поколения людей, молодость и зрелые годы которых прошли во второй половине XX столетия. Об этих письмах Валентина Ивановна сочинила стихи:

Я письма дорогие

                              уж 40 лет храню-

от мамы, от подружек

для сердца берегу.

Давно как это было,

а близко мне теперь.

В ту жизнь такую давнюю

                             Открыта мною дверь.

 

Источники:

[1] ГУ КГОМ ККМГИ 21826

[2] ГУ КГОМ ККМГИ 21837

[3] ГУ КГОМ ККМГИ 21833

[4] ГУ КГОМ ККМГИ 21835

[5] ГУ КГОМ ККМГИ 21836

[6] ГУ КГОМ ККМГИ 21825

[7] ГУ КГОМ ККМГИ.21834

[8] ГУ КГОМ ККМГИ 21832

[9] «Камчатская правда» 1943 г.

[10] ГУ КГОМ ККМГИ 21827

[11] ГУ КГОМ ККМГИ 21828

[12] ГУ КГОМ ККМГИ 21829

[13] ГУ КГОМ ККМГИ 21829

[14] ГУ КГОМ ККМГИ 21825

[15] ГУ КГОМ ККМГИ 21821

[16] ГУ КГОМ ККМГИ 21839

[17] ГУ КГОМ ККМГИ 21840

[18] ГАКО Ф. 106, оп. 1,  д. 518.

[19] ГАКО Ф. 106, оп. 1,  д. 148,  л 200.

[20] Белопотапов Ф., Колюлин А. Директор. // Камчатская правда. 13 октября 1943 г. С.3.

[21] Там же.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.