«Каюры культуры» (к истории первой киноэкспедиции на Камчатку в 1929-1930 гг.)

Дорогие друзья! В целях улучшения качества музейного обслуживания и изучения интересов посетителей Камчатский краевой объединенный музей проводит опрос. Помогите сделать наш музей лучше! Заполните, пожалуйста, эту анкету (откроется в новом окне).


Автор: главный хранитель фондов Дивнина Н.В.

В 1929-1930 годах на Камчатке работала первая киноэкспедиция московской кинофабрики «Совкино» (будущей киностудии «Мосфильм»). Впервые была пройдена с киноаппаратом большая часть территории Камчатского округа Дальневосточного края — Камчатская область и   Корякский национальный округ (входившие в состав края вместе  с Чукотским национальным округом). Кинопоход продолжался с марта 1929 по июнь 1930 года по следующему маршруту: Москва-Владивосток-Хакодатэ-Петропавловск-Командоры-Усть-Камчатск-Ключи-Козыревск-Седанка-Тигиль-Каменское-Пенжино-Парень-Ново-Мариинск-Гижига-Петропавловск.

Экспедиция прибыла в Петропавловск на пароходе «Астрахань» 21 апреля 1929 года.  В ее состав входило 5 человек: режиссер А.А. Литвинов, помощник-администратор И.И. Дорогов, кинооператор П.М. Мершин, его помощник,19-летний комсомолец Саша Приезжев, и рабочий- он же каюр, он же “проводник собачьего экспресса”(1, с.15), камчадал Ф.Н. Гаворин.

Планировалось снять три картины: «Забытый край» (Камчатка-экономико-этнографическая фильма в 6 частях), «Тумгуту» (приполярная кино-повесть из жизни коряк), «Оленный всадник» (кино-повесть из жизни ламутов).(2)

В распоряжении экспедиции было два прекрасных киносъемочных аппарата, в том числе  американская камера «Белл-Хауэлл», два кино-автомата на 5 и 25 метров фильма, один фотоаппарат, 20 объективов, телеобъективы высокого качества. Для защиты съемочной аппаратуры от холода были изготовлены меховые утеплители. Кроме того, экспедиция везла с собой  кинопередвижку с ручным двигателем и радиоприемник. А вот аппаратуры для записи звука не было, о чем участники экспедиции потом неоднократно жалели.

Режиссер Александр Аркадьевич Литвинов  родился в 1898 году в Баку. С 22 лет работал на разных киностудиях, снимал агитфильмы, даже присутствовал на одной из съёмок Ленина. Неизвестно, как сложилась бы его дальнейшая творческая судьба, если бы в 1928 году в газете “Вечерняя Москва” внимание Литвинова не привлекла небольшая заметка «Племя, заблудившееся в веках», в которой рассказывалось о живущих в Уссурийской тайге первобытной жизнью удэгейцах.  Литвинов загорелся идееей показать эту жизнь на экране. В  Институте этнографии Академии наук СССР ему порекомендовали обратиться к видному исследователю Дальнего Востока В.К.Арсеньеву, который помог в организации съемок фильма. В результате работы экспедиции в Уссурийском крае в 1928 году были сняты два фильма — «Лесные люди» и «По дебрям Уссурийского края», с невероятным успехом  обошедшие кинотеатры и клубы СССР.  В. К. Арсеньев стал и инициатором экспедиции на Камчатку.

До 1937 года Литвинов работает на Московской кинофабрике «Совкино», потом переезжает в Свердловск. В 1959 году ему было присвоено звание “Заслуженный деятель искусств РСФСР”. Умер Литвинов 6 мая 1977 г. в Свердловске.

Документальные фильмы Литвинова в жанре “фильмов-путешествий” можно определить как “экологическое  кино”.   Это ничем не приукрашенный рассказ о далекой от цивилизации жизни, существующей тысячелетиями в своем особом времени.

Оператор Павел Михайлович Мершин — изобретатель в области цветного кино. Родился в 1898 году. Был аэрофотографом во время 1-й мировой войны. С 1927 года  работал на киностудии “Совкино” кинооператором, а с 1935 г. руководил исследовательской работой по технике цветной кинематографии. Погиб на фронте в 1942 году.

Существовали предварительные сценарии фильмов, но Мершин считал, что живую жизнь невозможно включить в рамки сценария, и часто снимал не то, что планировалось, а то, что попадалось на глаза. В дальнейшем именно эти «случайные» съемки занимали видное место в фильмах. Мершин усовершенствовал камеру “Белл-Хауэлл”, несмотря на угрозы начальника операторского цеха отдать  его под суд в том случае, если конструкция крайне дорогой камеры будет изменена. Радиоприемник экспедиции также был самостоятельно изготовлен оператором.

Одним из первых разглядел талант А.А.Литвинова и стал пропагандировать его творчество журналист и писатель Макс Леонидович Поляновский (1901-1977 гг.) В 1930 году на основе писем Литвинова из экспедиций в Уссурийский край и на Камчатку Поляновским  была написана книга ”На далекой окраине (ДВК)”, через год в соавторстве  с Литвиновым  написана книга о кинопутешествии на Камчатку ”Скачок через столетия”.  В 1931 году в серии «Библиотека экспедиций и путешествий» была выпущена книга  “Среди трех морей (по Камчатке)”, написанная совместно с писателем Л.Саянским.

Прибыв в Петропавловск, Литвинов обратился в Камчатское Краеведческое общество, которое провело 3 заседания для уточнения маршрута и заслушивания сценариев. Большую помощь оказал экспедиции Камчатский музей в лице известного краеведа и натуралиста П.Т. Новограбленова, руководящего работой музея.

Спустя некоторое время экспедиция выехала на Командоры. Члены экспедиции стали свидетелями гибели у мыса Кроноцкого японского судна «Гойе-мару»,  зафрахтованногго АКО. Судно перевозило из Владивостока в Усть-Камчатск 600 рабочих, скот и грузы для консервных заводов. На радиосигналы гибнущего судна откликнулись пароходы “Астрахань” и “Индигирка”; 400 человек  были спасены японским  краболовом  “Хачиро-мару”, который вел браконьерский промысел в этом районе. Все люди и большая часть груза были спасены.

В июне экспедиция прибыла в Усть-Камчатск для съемок  консервных заводов. Однако члены экспедиции с дорогостоящей аппаратурой, высадившись на берег, были вынуждены поздно вечером расположиться прямо на берегу, поскольку управляющий заводами АКО Бабенко за неимением квартир не допустил их  на жительство на завод. (3)

Дальше планировалась съемка извергающегося Ключевского вулкана. Дадим слово самому Литвинову. «26 июня экспедиция выехала на катере на Усть-Камчатск и через двое суток прибыла в село Ключи. Здесь раздобыли лошадей и сквозь дремучую тайгу, через быстрые и бурные горные речки, через непроходимые кустарники и топкие болота, через долы и горы, то по траве, то по снегу двинулись к действующему Ключевскому вулкану.

Четверо суток шли медвежьими тропами, преследуемые полчищами комаров, пока подошли вплотную к вулкану. Горстка киноработников находилась в это время на высоте 1000 метров. Между тем вулкан обложило облаками; пришлось набраться терпения и ждать, пока они сползут… Наступил момент, когда появились первые признаки утра, обещавшего быть солнечным. В утренней дымке показалась долгожданная сопка. Оператор не стал терять времени, рука его немедленно легла на ручку аппарата, глаз плотно прижался к окуляру. Ключевской вулкан впервые попал на киноленту… Чтобы показать на экране вулкан вплотную, при съемке применялся телеобъектив, приближающий снимаемые предметы. Таким способом удалось заснять очень крупно кратер, выбрасывавший дым. Но в девять часов утра работу пришлось приостановить; сопку снова поглотили облака, чтобы обнажить ее лишь часам к семи вечера. Весь день снимали лаву, ледники, вулканический песок, камни, образованные лавой, и наиболее интересные места, по которым проезжала экспедиция”. (4, с.182-183.)

Следующим пунктом экспедиции должно было стать западное побережье Камчатки. Перевал через хребты на Тигиль обычно совершался зимой на нартах. Но экспедиция спешила успеть до наступления зимы в Пенжинскую губу, к месту основной работы, и поэтому решено было впервые за всю историю путешествий по Камчатке проделать переход летом. По мнению местных жителей, такой переход был невыполним.

В Козыревске были наняты проводники и собрано 20 лошадей. Тройку своих лошадей предоставил П.Т. Новограбленов, который отправился вместе с киноработниками в поход на Тигиль.

“Главными проводниками экспедиции на этом участке были председатель ламутского туземного райисполкома ламут Трифон Солодяков, и его помощник, коряк Покан. Поход продолжался  полных 25 суток, из них вьюками, на конях, – восемнадцать дней. Наш караван прошел через хребты по маршруту Козыревск – Седанка – Тигиль в летний период впервые в истории Камчатки. Шли мы через топкие тундры, где лошади вязли по грудь, падали с вьюками и людьми. Проходили через бурные горные реки, купаясь в ледяной воде, подымались на хребты до полосы снегов, спускались на альпийские луга, пробирались сквозь непроходимые кустарники. Туманы и дождь останавливали движение каравана. В таких случаях устраивали лагерь там, где нас заставала непогода. Затем, когда прояснялось, продолжали путь, делая ежедневно тридцать километров шагом». (4, с. 185-186)

Счастливейшими часами жизни показался всей экспедиции  привал в Седанке. Тотчас же по приезде сюда подняли радиомачту и слушали передававшуюся из Хабаровска радиогазету и концерт. Немногочисленные ительмены, жители Седанки, впервые услышали радио. Это знаменательное событие произошло 4 августа 1929 года во втором часу ночи по седанскому времени, или в одиннадцатом часу вечера по хабаровскому. Все селение сбежалось послушать невиданную диковинку. Мужчины, женщины с грудными детьми, глубокие старики жадно слушали передачу. Сидели до того момента, пока не раздалась из репродуктора заключительная фраза диктора: “Спокойной ночи”.

В Седанке киноэкспедиция запечатлела жизнь ительменов, были засняты ловля рыбы запорами,  приготовление юколы, ездовые собаки.

Из Седанки в  Тигиль ехали по реке на батах. Экспедицию радушно встретили, в том числе приготовили кровати- «кровати! настоящие кровати, вид которых сразу напомнил киноработникам покинутый ими материк, их семьи, нормальную жизнь»…(5, с.138) Через несколько времени  в избе-читальне установили громкоговоритель, и впервые Тигиль услыхал радио. “Трудно описать настроение жителей села, особенно местных партийцев… Чтобы дать о нем некоторое представление, надо учесть вот что: почта сюда приходит больше по настроению, чем по назначению. В августе 1929 года тигильцы читали газеты за декабрь минувшего года и считали “свежими” газеты январские.”(5, с.138)

На другой день выехали из села Тигиль на летовье к корякам – оленеводам Тигильского района. Удалось заснять их летний быт, но оленей  не видели, поскольку  они паслись далеко в хребтах.

Литвинов подводит первые итоги съемок. «Итак, Камчатка пройдена целиком и полностью. По тундре и тайге, на лошадях, в батах и пешком был пересечен за четыре месяца далекий полуостров экспедицией Совкино. В первых числах сентября на шхуне “Чукотка”, принадлежащей АКО, киногруппа покинула последний почтово-телеграфный пункт на Камчатке – Усть-Тигиль, и выехала на север в Приполярную область”.(4, с.190) Там экспедиция работала до весны 1930 года.

Были засняты корякские и эвенские похороны, жертвоприношение собак, шаманское камлание, добывание огня посредством огнивной доски-охранителя, изготовление пареньских ножей “пролетариями тундры”, (1, с.135) как называет Литвинов корякских кузнецов.

«Пол-года не вылезаем из одежды, жуем кислую рыбу, работаем сутками, спим и едим как попало и что попало»,- так комментирует Литвинов в книге “Среди трех морей” жизнь экспедиции.(5, с. 173)

В Каменском экспедиция впервые попала в корякскую деревянную юрту. Во время съемок жизни и быта пенжинских эвенов мороз доходил до -630С . Была снята весенняяя ярмарка в долине реки Апуки.

В книгах об экспедиции опубликовано более 40 уникальных снимков Камчатки и Приполярной области, в том числе разделка оленя, использование упора для ружья при охоте на нерпу, охота на байдаре, портреты и групповые снимки коряков, эвенов, чукчей.

Литвинов с оператором вернулись в Петропавловск в конце мая 1930 года, преодолев все трудности путешествия и пробыв в поездке больше года. Дважды Литвинов мог погибнуть. Оператор, не выпускавший из рук камеры, добросовестно запечатлел эти моменты на пленку.

26 мая на заседании Камчатского Краеведческого общества Литвинов сделал сообщение о работе экспедиции. (6)

“Надо вернуться. И мы еще вернемся и станем каюрами культуры на твоей чудесной родине”(5, с.220),-говорит на прощание один из героев книги “Среди трех морей” проводнику-коряку.

16000 метров отснятой пленки стали фильмами. “Оленный всадник”и “Тумугуту”были выпущены в 1930 году, в 1931 году выпущен фильм “Неведомая земля (Камчатка)”, после него — «Таинственный полуостров».  К сожалению, мне не удалось обнаружить информации о судьбе этих уникальных фильмов.

Выпустив три фильма о Камчатке, какое-то время режиссер снимал игровые фильмы об обитателях Дальнего Востока, ни один которых, кроме снятого в 1936 году фильма  “Девушка с Камчатки” , не сохранился.

Во второй половине 1930-х гг. фильмы-путешествия исчезли с советских экранов.

Владимир Клавдиевич Арсеньев скончался 4 сентября 1930 года, накануне выхода в прокат первого из фильмов Литвинова о Камчатке.

Так закончилось освоение Севера средствами экологического кино.

 

Источники

  1. А.А. Литвинов. “В краю огнедышащих гор”, Свердловск, 1933 г.
  2. “Полярная звезда”, № 33, 28 апреля 1929 г.
  3. “Полярная звезда”, № 48, 23 июня 1929 г.
  4. М. Поляновский. На далекой окраине (ДВК). – М., “Молодая гвардия”,1929 г.
  5. М.Поляновский, Л.Саянский. “Среди трех морей (по Камчатке)”- М., 1931 г.
  6. “Полярная звезда”, № 42, 26 мая 1930 г.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.