Краткая хроника основных событий из истории Камчатрыблова. 1951—1955 гг.

Дорогие друзья! В целях улучшения качества музейного обслуживания и изучения интересов посетителей Камчатский краевой объединенный музей проводит опрос. Помогите сделать наш музей лучше! Заполните, пожалуйста, эту анкету (откроется в новом окне).


Автор: старший научный сотрудник отдела научно-фондовой работы Гаврилов С.В.

По состоянию на 1 января 1951 г. Камчатрыбфлот (КРФ) включал 34 судна:

— 15 транспортных сухогрузных пароходов: «Орочон», «Ительмен», «Сима», «Эскимос», «Чапаев», «Щорс», «Кура», «Терек», «Якут», «Анатолий Серов», «Коккинаки», «Капитан Чириков», «Рылеев» «Барнаул», «Чавыча»;

— два танкера: «Максим Горький», «Херсонес»;

— три паровых буксира: «Геркулес», «Кашалот», «Могучий»;

— 13 парусно-моторных шхун: «Коралл», «Кальмар», «Мидия», «Актиния», «Жемчуг», «Звезда», «Глобус», «Осьминог», «Янтарь», «Краб», «Минтай», «Устрица», «Креветка»;

— учебную баркентину «Штурман».

1951

6 марта для снятия рыбопродукции и выгрузки снабжения на предприятия Западной Камчатки командированы главный капитан флота КРФ И. Д. Кадет, начальник эксплуатации КРФ Г. А. Конторович и начальник отдела флота ГКРП В. Я. Додонов. Они были обязаны ежедневно информировать Главкамчатрыбпром (ГКРП) о ходе грузовых операций.

25 апреля началось спешное переоборудование парохода «Чапаев» для доставки 400 рабочих в Анапкинский рыбокомбинат. Плотники стройтреста трудились в две смены, сооружая в двух твиндеках нары, возводя «кухонный очаг», кладовую для продуктов, ларек и «другие устройства», необходимые для перевозки людей.

14 мая МРП СССР распорядилось перебазировать крупнотоннажный флот Главамуррыбпрома из Владивостока в Петропавловск-Камчатский. К нему приписали пароходы «Кижуч», «Терней», «Иня», «Иван Семенов», «Немирович-Данченко» и шхуны «Комета», «Чайка» и «Нептуния».

15 июля в бухте Чемурнаут в районе Пенжинского залива под действием ураганного ветра выбросило на берег шхуну «Глобус». Экипаж под руководством молодого капитана Т. М. Кривоногова энергично боролся за спасение судна. Судно пострадало, но люди уцелели.

27 сентября пароход «Щорс» под командованием капитана В. П. Зенькова в Беринговом море оказал помощь терпевшему бедствие катеру Карагинского рыбокомбината «Геральд». Катер и 14 членов экипажа и пассажиров благополучно доставлены в комбинат.

29 октября шхуна «Звезда» при северном ветре до восьми баллов не смогла выйти на ветер, потеряла управляемость и была прижата к берегу в районе мыса Северо-Западного. Тяжелое положение судна заставило капитана дать сигнал бедствия, и только благодаря временному ослаблению ветра шхуна, потеряв якорь, с трудом избежала серьезной аварии. Шхуны, имевшие громоздкий рангоут и такелаж и слабую машину, нередко попадали в подобное тяжелое положение при внезапно усиливающихся ветрах.

15 декабря по приказу МРП СССР пароход «Чавыча» передан Главприморрыбпрому.

В декабре 1951 г. танкер «Херсонес» столкнулся с американским пароходом. С капитана П. А. Глинского, видимо, виновника происшествия, за это взыскали штраф в размере… 20 руб.

В 1951 г. эксплуатировались 12 шхун из 13 имевшихся. Их прикрепили к Западно-Камчатскому и Восточно-Камчатскому трестам ГКРП. Они имели быструю оборачиваемость и своевременно удовлетворяли все требования трестов по срочному снабжению комбинатов. Шхуны перевозили соль, уголь, клепку. Возвращаясь с побережья в Петропавловск, они везли рыбу.

В бюджете рабочего времени шхун много — до 65 % — занимало стояночное время под грузовыми операциями. Имея небольшую вместимость, шхуны в порту у причала загружались быстро, но на комбинатах это занимало гораздо больше времени, частично из-за нерадивости руководителей предприятий, частично из-за неприспособленности грузовых устройств на самих судах.

В навигацию 1951 г. паруса использовались недостаточно. При сильном неблагоприятном ветре, с которым не справлялась маломощная машина, шхуны теряли управляемость и терпели аварии. Подъем парусов при свежих ветрах был невозможен, уборка также оказывалась весьма затруднительной и отнимала много времени.

КРФ испытывал большой недостаток моряков, тем более что с каждым годом он пополнялся новыми судами. Подбор новых людей, как и ранее, затрудняло отсутствие элементарных жилищно-бытовых условий. Уже более сотни семей работников не имели квартир. Правда, в течение 1951 г. удалось «хозспособом», то есть своими силами, построить 18-квартирный дом. Стройконтора ГКРП возводила 16-квартирный дом, его завершение намечалось на первую половину 1952 г. Заканчивалось сооружение четырех четырехквартирных домиков. Но всего этого было недостаточно.

1952

20 января пароход «Коккинаки» попал в районе мыса Лопатка в сильный шторм. Размах качки достигал 40—45 градусов. Волны унесли за борт два грузовых кунгаса, закрепленных на палубе. Пароход получил течь. Вначале воду откачивать не успевали, и ее уровень в трюмах поднялся до 2,4 м. Только с подходом к берегу под его укрытие судну удалось осушиться. «Коккинаки» повернул обратно в Петропавловск, куда прибыл 25 января под разгрузку и для аварийного ремонта.

14 февраля из Петропавловска с 1 930 т груза на Западную Камчатку отправился пароход «Анатолий Серов». 14 марта от напора льда лопнули два верхних ребра жесткости пера руля. Судну пришлось возвратиться в порт, не сняв 1 387 т, и становиться в аварийный ремонт с выводом из эксплуатации.

10 марта в Петропавловск с Балтики во главе каравана новых СРТ прибыл танкер «Иртыш». «На экипаж танкера “Иртыш” возлагалась большая и почетная задача — возглавлять руководство каравана, оказывать необходимую материальную помощь 32 экипажам СРТ, идущим под проводкой танкера, вооружать духовно весь коллектив каравана с тем, чтобы досрочно перегнать флотилию на Дальний Восток и сдать ее в хорошем техническом состоянии, с высоким достоинством пронести гордое Советское знамя через заграничные порты».

28 мая опубликовано письмо работников предприятий рыбной промышленности, моряков, колхозников рыболовецких колхозов Хабаровского края Председателю Совета Министров СССР И. В. Сталину. «Дорогой Иосиф Виссарионович! Большевистская партия, Советское правительство и лично Вы, товарищ Сталин, проявляете повседневное внимание и заботу о развитии важнейшей отрасли рыбной промышленности нашего края — рыбной промышленности, оказываете ей всемерную помощь, благодаря которой рыбопромышленные предприятия и рыболовецкие колхозы ежегодно пополняются новой первоклассной отечественной техникой, позволяющей значительно улучшить добычу и переработку рыбы».

На выполнение заданий моряков КРФ воодушевляли слова вождя: «Производственный план — есть живая и практическая деятельность миллионов людей. Реальность нашего производственного плана — это миллионы трудящихся, творящие новую жизнь. Реальность нашей программы — живые люди, это мы с вами, наша воля к труду, наша готовность работать по-новому, наша решимость выполнять план».

6 октября назначена техническая комиссия (председатель Г. А. Конторович) для приемки новых теплоходов, построенных в Хабаровске: «Атласов», строительный № 511 и «Беринг», строительный № 512.

5 ноября на Северные Курилы и юг Камчатки обрушилось страшное стихийное бедствие — цунами, уничтожившее город Северо-Курильск. Суда КРФ участвовали в спасении выживших. Этим занимались пароходы «Чапаев» и «Анатолий Серов», теплоход «Поярков», рефрижераторы № 173 и 174. Пароход «Анатолий Серов» загрузили одеждой, на нем на Курилы отправили продукты и врачей с медикаментами для помощи населению. Буксир «Санников» и рефрижератор № 173 направились в бухты Большая и Малая Жировая, где располагалось хозяйство Авачинского рыбокомбината. Моряки работали три дня, спасая людей и разыскивая пропавших. В Петропавловск они доставили 82 чел. Всего на Камчатке стихия унесла жизнь 141 чел.

По состоянию на 1 января 1952 г. флот включал 38 судов:

— 14 транспортных грузовых пароходов: «Орочон», «Ительмен», «Сима», «Эскимос», «Чапаев», «Щорс», «Кура», «Терек», «Якут», «Анатолий Серов», «Капитан Чириков», «Рылеев», «Коккинаки», «Барнаул»;

— 13 шхун: «Коралл», «Кальмар», «Актиния», «Мидия», «Жемчуг», «Глобус», «Звезда», «Осьминог», «Янтарь», «Краб», «Минтай», «Устрица», «Энергия», «Голец», «Кумжа», «Креветка»;

— два танкера: «Максим Горький», «Херсонес»

— три буксира: «Кашалот», «Геркулес», «Могучий»;

— баркентину «Штурман».

В течение 1952 г. состав транспортного флота пополнился 13 новыми судами:

— двумя танкерами общей вместимостью 2 160 т: «Иртыш», «Сунгари»;

— тремя парусно-моторными шхунами (900 т);

— четырьмя малыми рефрижераторами: № 171, 172, 173, 174 (320 т);

— тремя малыми теплоходами: «Поярков», «Атласов», «Беринг» (750 т);

— разъездным пассажирским судном на 48 мест «Логгер № 130».

В марте 1952 г. «Востокрыбхолоду» передан морской буксир «Могучий».

Несмотря на изношенность флота, средства, отпущенные на его ремонт, полностью не осваивались. В этом была вина не только основной базы ремонта — ПСРВ, но и управления флота ввиду несвоевременного представления или некачественного составления ремонтных ведомостей. Пароход «Сима» стал на ремонт в ноябре 1951 г., а ведомости составили и согласовали с судоверфью только в июле 1952 г. Танкер «Херсонес» стал на ремонт в феврале 1952 г., а документы оформили в марте.

В 1952 г. по указанию ГКРП флот сдавал часть шхун в аренду рыбопромышленным трестам. Это лишало КРФ возможности руководить работой шхун, а тресты использовали шхуны, «кому как вздумается». Так, в сентябре шхуне «Голец» ГКРП дал задание принять в Хайрюзово рыбу и доставить ее в Петропавловск. Загруженную рыбой шхуну направили вместо Петропавловска к пароходу «Аргунь». Тот принять рыбу отказался. Тогда ГКРП приказал шхуне следовать к рефрижератору «Рион» на западное побережье. Когда «Голец» подошел сюда, то оказалось, что «Рион» перешел на другой комбинат. Шхуна догнала, но «Рион» также отказался взять рыбу. Тогда ГКРП распорядился выгрузить ее в Крутогоровском комбинате. Шхуна пошла туда, но груз не взяли и там, что было вполне понятно: кто же будет брать чужую продукцию, когда своя еще не отгружена? Такие бесцельные переходы продолжались свыше двадцати суток, пока «Голец» не зашел в Петропавловск.

Особые сложности возникали в ходе эксплуатации котлов пароходов. В соответствии с требованиями Правил технической эксплуатации, они требовали ежедневных продувок. Но в условиях Камчатки сделать это было сложно: расходовалось много пресной воды, запасы которой пополнить на побережье было негде. Через каждые 1 200 часов работы котлы требовали чистки. Это требование тоже нарушалось, так как пароходы продолжительное время находились на открытых рейдах, обстановка на которых не позволяла выводить котлы из действия.

Численность персонала КРФ в конце 1952 г. составляла 1 227 чел., в том числе 405 командиров. Молодые специалисты приходили на флот матросами и мотористами. Они «росли» достаточно быстро. Так, В. Н. Колесников начал работать матросом в 1947 г. В 1952 г. имел диплом штурмана дальнего плавания и был старшим помощником капитана парохода «Ительмен». О. А. Сапрыкина, окончившая в 1948 г. Херсонский моррыбтехникум, в 1952 г. трудилась капитаном шхуны «Глобус».

1953

13 февраля приказом по МРП СССР отменялись ранее действовавшие правила окраски судов, введенные 19 сентября 1935 г. В соответствии с новым порядком, металлические транспортные суда должны были окрашиваться: корпус и труба — в черный, надстройки и рангоут — в палевый, верхний мостик — в белый цвет.

9 марта на судах КРФ прошел объединенный траурный митинг, посвященный кончине И. В. Сталина. Выступившая на нем второй помощник капитана парохода “Терек” Екатерина Бакал сказала: «Пятиминутным всенародным молчанием, гудками, салютами вся наша страна, народы демократических стран в последний путь проводили своего любимого вождя и учителя Иосифа Виссарионовича Сталина… Большим счастьем обладали мы, живя и работая под руководством товарища Сталина… Своим раскрепощением, всем, что имеют, чего добились советские женщины, они обязаны коммунистической партии и лично товарищу Сталину… Наши слезы — это не слабость, это — скорбь большой утраты любимого вождя. Имя Сталина будет жить в наших сердцах, в сердцах грядущих поколений, будет жить, вдохновляя на подвиги в борьбе и труде. Имя Сталина бессмертно! Спи спокойно, любимый вождь и учитель, ибо твои предначертания мы выполним — построим коммунизм!»

16 марта началась приемка шхун Главамуррыбпрома «Чайка», «Комета», «Нептуния»; Главсахалинрыбпрома — «Трепанг», «Омар»; Главприморрыбпрома — «Ульва», «Венера».

7 апреля на пароходе «Кура» состоялось закрытое партийное собрание с повесткой «О бдительности, хранении партийной и государственной тайны». Помполит отметил случаи небрежного несения вахты и напомнил о важности прекращения ходивших по судам «разных слухов». Они касались недавней смерти «вождя и учителя» и решения по «делу врачей». Один моряк задал вопрос: «Как могло получиться, что арестованные врачи сами признались на следствии, а затем были оправданы?» На это последовал ответ: «В сообщении указывается, что при ведении следствия были применены меры, недопустимые советской юстицией, и виновные в этом привлечены к ответственности. То есть признание было вынужденным».

11 апреля в 14.18 пароход «Капитан Чириков», следуя из Петропавловска в Усть-Камчатск с 1 738 т разного груза и имея на борту свыше тридцати пассажиров, в условиях плохой видимости из-за сильного снегопада выскочил на прибрежные камни в районе мыса Кроноцкого. Через пробоины вода стала быстро проникать в третий и четвертый трюмы, и 13 апреля в 12.30 «Капитан Чириков» затонул на 16-метровой глубине в районе бухты Ольга, не дойдя двух миль до берега, где капитан предполагал посадить его на песчаный грунт.

18 июля в политотделе флота прошло совещание с повесткой дня «О подготовке и проведении партийных и рабочих собраний по флоту с итогами Пленума ЦК КПСС». Речь шла о «разоблачении врага народа Берия». Партийцы постановили «проверить и изъять на судах флота литературу, связанную с Л. П. Берия, одновременно связаться по этому вопросу с обллитом», то есть с цензурой.

12 августа пассажирский теплоход «Логгер № 130» на пути на западное побережье Камчатки сел на камни у мыса Крестового, получил пробоину и 13 августа, после снятия с камней, затонул.

1 декабря все малые рефрижераторы передавались в аренду Тралфлоту для перевозки парной камбалы. Арендатор оплачивал флоту за сутки эксплуатации каждого судна 2 452 руб.

В 1953 г. КРФ возглавил Г. А. Козырев. В течение года флот пополнился 13 новыми судами:

— шхунами «Омар» и «Трепанг», полученными от Главсахалинрыбпрома;

— морским буксиром № 5003 с машиной мощностью 300 л. с., перегнанным из Калининграда;

— теплоходом № 11 постройки Хабаровского судостроительного завода;

— восемью малыми рефрижераторами в корпусе СРТ;

— танкером «Вега» грузоподъемностью 156 т.

За год погибли два судна и еще одно передано. К 31 декабря 1953 г. КРФ включал:

— 13 пароходов общей грузоподъемностью 35 410 т, с мощностью машин 18 900 л. с.: «Орочон», «Ительмен», «Эскимос», «Сима», «Чапаев», «Щорс», «Кура», «Терек», «Якут», «Анатолий Серов», «Коккинаки», «Рылеев», «Барнаул»;

— пять танкеров: «Иртыш», «Сунгари», «Максим Горький», «Херсонес», «Вега»;

— 18 шхун: «Коралл», «Кальмар», «Актиния», «Мидия», «Жемчуг», «Глобус», «Звезда», «Осьминог», «Янтарь», «Краб», «Минтай», «Устрица», «Креветка», «Энергия», «Голец», «Кумжа», «Омар», «Трепанг»;

— пять малых теплоходов: «Поярков», «Атласов», «Беринг», «Хабаров», «Шелихов»;

— 12 рефрижераторов и ТХС: «Юпитер» (№ 171), «Арктур» (№ 172), «Сатурн» (№ 173), «Марс» (№ 174), «Денеб» «№ 1212), «Орион» (№ 1213), «Уран» (№ 1214), «Плутон» (№ 1215), «Меркурий» (№ 1216), «Метеор» (№ 1217), «Альтаир» (№ 1920), «Мизар» (№ 1921);

— три буксира: «Кашалот», «Геркулес», № 5003;

— баркентину «Штурман».

Судовождение усложняло отсутствие современной электрорадионавигационной техники. Радиолокаторов не имело ни одно судно, гирокомпас стоял только на одном. Флот базировался на акватории Петропавловского ковша, ставшего тесным для возросшего количества судов. Их скученность затрудняла швартовки, маневры и приводила к аварийности. Этому способствовало еще и то, что значительную часть акватории Ковша занимали военные суда и корабли, которые часто нарушали портовые правила и установленный в порту порядок. Военные ушли из ковша только в конце 1950-х гг.

1954

16 февраля в целях наведения порядка на флоте, усиления безопасности мореплавания, ликвидации аварийности и укрепления дисциплины начальник ГКРП приказал запретить вмешиваться в деятельность КРФ работников главного управления, трестов и предприятий, не наделенных соответствующими правами. Отныне все распоряжения и указания по флоту могли отдаваться только через органы управления флотом.

3 марта редакция газеты «Камчатская правда» переслала КРФ письмо, обрисовывавшее явно ненормальное бытовое положение на судах: «В решениях XIX съезда партии говорится об улучшении материального и культурного уровня трудящихся. В КРФ еще не полностью отзываются на запросы трудящихся. На шхуне “Кальмар” личный состав… кушает из мятых, дырявых и очень маленьких мисок, которых еще и не хватает. Готовить обеды также не в чем. Для приема третьих блюд имеется на всем судне три кружки, и те без ручек. Также имеются на судне матрацы, которые только носят свое наименование. От них осталась одна пыль. Несмотря на то, что эти материалы перекрыли все сроки носки и списаны, новыми не пополняются…»

8 марта в редакцию отправился ответ: «В КРФ весьма тяжелое положение с обеспечением судов посудой и другим хозяйственным инвентарем. Последний раз флот получал посуду от снабжающих организаций в 1947 г. В настоящее время большинство судов не имеют посуду, и санитарная инспекция составляет акты о недопустимости такого положения… Поступило сообщение из Москвы о том, что посуда в наш адрес уже отправлена… Матрацев при потребности 1 500 штук флот получил только 200 штук, причем некачественных».

20 мая шхуна «Янтарь» при следовании на западное побережье Камчатки с путинным грузом при плохой видимости наскочила на камни возле мыса Лопатка. Получив пробоину, судно было вынуждено выброситься на берег, где его 12 июня полностью разбил сильный шторм.

29 июня морской буксир «Санников» передан с баланса рыбного порта на баланс КРФ.

13 августа на песчаный берег в двух милях севернее мыса Камбальный выбросило шхуну «Омар». Капитан шхуны услышал сигнал впередсмотрящего матроса: «Слышен шум прибоя», но, не разобравшись в обстановке, отдал неправильную команду. Утром 20 августа «Омар» стянули с берега, после чего благополучно отбуксировали в Петропавловск. Груз с незначительной потерей передали на другие суда и доставили адресату.

3 сентября техническая комиссия КРФ приняла новые теплоходы проекта 229 (дизельные шхуны) хабаровский постройки 1954 г. «Крашенинников» и «Завойко». Суда имели длину 46,3, ширину 8,0, высоту борта 3,5 м, грузоподъемность 280 т и двигатель мощностью 400 л. с.

23 октября в Петропавловск прибыли теплоходы «Гомель», «Оленск» и буксир «Арбат». Эти теплоходы типа «Тисс» венгерской постройки имели длину 66, ширину 10,5, среднюю осадку 5,8 м, грузоподъемность 1 190 т и главный двигатель мощностью 800 л. с.

18 ноября рефрижераторы «Марс» и «Сатурн» переданы Главсахалинрыбпрому.

22 декабря на восточном побережье Камчатки в районе мыса Пирамидного потерпел аварию морской буксир «Санников». 21 декабря судно (капитан С. Г. Гуров) вышло из Петропавловска на помощь СТР № 608, потерпевшему аварию в районе Озерной. Буксир попал в полосу сильного шторма. Ночью из-за падения давления пара в котлах остановилась главная машина. Судно развернуло лагом к волне и ветром понесло к берегу, а в 06.10 его выбросило на камни. Во время аварии был смыт за борт и погиб судовой плотник. Ущерб от гибели судна превысил 2,4 млн руб.

На 1 января 1954 г. КРФ включал 57 единиц: 13 транспортных грузовых пароходов, пять танкеров, 18 парусно-моторных шхун, пять теплоходов хабаровской постройки, 12 малых рефрижераторов, три морских буксира, учебную баркентину.

Убытки от эксплуатации флота достигли 26 425 тыс. руб. Их снижения по сравнению с 1953 г. добиться не удалось. Основной причиной убыточности явилось несоответствие доходов, взимаемых с грузоотправителей по существовавшим тарифам, с эксплуатационными расходами. Действующие тарифы были утверждены распоряжением НКРП СССР от 15 января 1943 г. на уровне 1941 г. В то время флот состоял из 10 пароходов и одного танкера. С 1941 г. флот пополнился еще 47 судами, причем в основном малотоннажными. Плановые затраты на 1954 г. составляли 69 148 тыс. руб. Теперь доходы не покрывали эксплуатационных расходов. Тарифы для КРФ были повышены 18 декабря на 33 млн руб.

В течение 1954 г. на флоте произошли 19 аварии и 17 аварийных происшествий, а также два кораблекрушения, в результате которых погибли шхуна «Янтарь» и буксир «Санников».

1955

6 февраля ночью сильный шторм нанес комбинатам Западной Камчатки значительные повреждения, разрушив строения и плавсредства. Часть выгруженного с судов груза унесло в море. 17 февраля в комбинаты отправлен пароход «Коккинаки» с лесом, гвоздями, кровельным материалом.

29 марта МРП СССР распорядилось безвозмездно передать с баланса КРФ различным рыбопромышленным предприятиям 10 судов: пароход «Чапаев», паровой буксир «Арбат», танкер «Херсонес» и рефрижераторы «Арктур», «Альтаир», «Денеб», «Метеор», «Марс», «Сатурн» и «Уран».

10 апреля теплоход «Гомель» в районе Крутогоровского комбината обнаружил в море грузовой кунгас с солью, наполовину залитый водой. При юго-западном ветре в шесть баллов и сложной ледовой обстановке моряки трижды откачивали из кунгаса воду, а пять тонн соли выгрузили на судно. 13 апреля в 14.00 при улучшении погоды и ледовой обстановки они сдали кунгас владельцу.

30 апреля пароход «Чапаев» передан Тралфлоту «с полным составом экипажа».

7 мая во Владивосток командирован капитан дальнего плавания А. А. Бердыган для перегона плавдока и мастерской в адрес судоремонтно-механического завода ГКРП.

10 июня начальнику КРФ приказано передать танкер «Херсонес» на баланс Главприморрыбпрома в срок до 25 июня 1955 г.

15 июня министр рыбной промышленности СССР А. А. Ишков подписал приказ «Положение о книге “История корабля” на кораблях флота рыбной промышленности СССР». Книга истории была призвана «на славных традициях моряков флота рыбной промышленности СССР воспитывать у них любовь и гордость за свой корабль, беспредельную преданность социалистической Родине».

24 сентября КРФ принял новый теплоход «Холмск». В этот же день он направлен к танкеру «Херсонес» в бухту Раковую. При подходе теплоход врезался в танкер из-за несвоевременной дачи заднего хода. Во время спешной приемки судна не были выявлены его маневренные качества.

16 декабря завершилась приемка в состав КРФ морского буксира «Добрыня».

В 1955 г. флот снизил себестоимость перевозок на 13 %. За год случилось 8 аварий и 24 аварийных происшествия. Общий убыток от них составил 1 991 тыс. руб. Жилой фонд флота на 1 января 1956 г. включал 2 272 кв. м. За год он увеличился на 448 кв. м. На этой площади расселялись 545 чел., на одного человека приходилось 4,1 кв. м против нормы в 9 кв. м. Жилья остро недоставало.

 

Использованы материалы Государственного архива Камчатского края:

— ф. 284, оп. 1, д. 92, 94, 101, 102, 104, 106, 115, 117, 118, 121;

— ф. 610, оп. 1, д. 1, 2, 3, 5;

— ф. П-159, оп. 1, д. 5, 10, 16, 22, 26, 28, 36, 39, 45, 1555, 1556;

— ф. 470, оп. 1 д. 266, 268, 269, 270, 334, 335, 415, 418, 419, 420, 421

и газеты «Камчатская правда», комплекты за 1952—1954 гг.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.