Краткая хроника основных событий из истории Камчатрыблова. 1956—1960 гг.

Дорогие друзья! В целях улучшения качества музейного обслуживания и изучения интересов посетителей Камчатский краевой объединенный музей проводит опрос. Помогите сделать наш музей лучше! Заполните, пожалуйста, эту анкету (откроется в новом окне).


Автор: старший научный сотрудник отдела научно-фондовой работы Гаврилов С.В.

По состоянию на 1 января 1956 г. морской транспортный флот Главкамчатрыбпрома —Камчатрыбфлот, или КРФ включал 20 парусно-моторных шхун, 12 пароходов, три теплохода венгерской и польской постройки, семь теплоходов хабаровской постройки, три морских буксира, пять танкеров, три учебных судна (баркентины «Штурман», «Горизонт» и СРТ-626).

 

1956

29 января танкер «Вега» наткнулся на каменную гряду мыса Маячного. Судно смогло самостоятельно сойти с камней и благополучно прибыть в Авачинскую губу. Водолазный осмотр показал полное отсутствие повреждений корпуса. Капитану и его вахтенному помощнику объявлены взыскания, с них удержаны по трети месячных окладов.

13 февраля председатель базового комитета профсоюза КРФ Б. Н. Зарубин обратился в Министерство рыбной промышленности (МРП) СССР с ходатайством «в связи со специфичностью работы шхун» разрешить их экипажам во время зимнего отстоя получать отмененное бесплатное котловое довольствие. Ранее моряки шхун бесплатно питались и получали зарплату в размере 90 % окладов. «Развертывая соцсоревнования по досрочному окончанию зимнего судоремонта, при выполнении обязательств закончив досрочно ремонт, шхуны ставятся на отстой до начала навигации, в связи с чем переводятся на оплату зарплаты 70 %, снимаются с бесплатного питания. Эти условия не стимулируют экипажи шхун к досрочному окончанию ремонта, приводят соревнование к формальности, не создают возможности закрепления лучших кадров». Решение было положительным.

27 февраля рефрижератор «Плутон» сел на рифы в Камчатском заливе. Судно получило большие повреждения корпуса и рулевого устройства. Авария произошла из-за нарушения трудовой дисциплины капитаном, пребывавшим в нетрезвом состоянии.

19 апреля с парохода «Якут» в Москву, в политуправление МРП СССР отправилась заявка на предмайский радиоконцерт. Капитан Л. И. Кужель и помполит П. Ф. Хорунжук сообщали, что моряки хотели услышать любимые произведения: «кочегары Тимошенко, Биктеев, токарь Зонин — “Танец маленьких лебедей”, венгерскую песню “Журавли”, куплеты Курочкина из фильма “Свадьба с приданным”, частушки Мордасовой и Воронежского хора. Третий помощник капитана Шишкевич — русскую песню в исполнении Михайлова “Среди долины ровные”, полонез Огинского. Хочется послушать Давида Ойстраха, лирические песни в исполнении Клавдии Шульженко, песни зарубежных исполнителей — Ива Монтана, Клариты Торез, русскую песню “Эй, ухнем” в исполнении Ф. И. Шаляпина, удобное время от десяти до шестнадцати московского».

5 мая объявлен приказ МРП СССР № 30-П «Об отмене Президиумом Верховного Совета СССР судебной ответственности рабочих и служащих за самовольный уход с предприятий и из учреждений и за прогул без уважительной причины». Этим 25 апреля 1956 г. отменялось действие Указа от 26 июня 1940 г. «В результате роста сознательности трудящихся, повышения их материального благосостояния и культурного уровня укрепилась дисциплина на предприятиях и в учреждениях. В этих условиях существующая судебная ответственность рабочих и служащих за самовольный уход с предприятий и из учреждений и за неоднократный или длительный прогул без уважительной причины не вызывается необходимостью и может быть заменена мерами дисциплинарного и общественного воздействия… Снять судимость с граждан, ранее осужденных и отбывших наказание за самовольный уход с предприятий и из учреждений и за прогул, а также освобожденных от наказания на основании настоящего Указа».

23 мая опубликовано обращение рыбаков Приморья ко всем трудящимся рыбной промышленности страны. Оно обсуждалось на собраниях экипажей, которым политотдел КРФ рекомендовал организовать «широкое соревнование, своевременную доставку путинных грузов, выполнение взятых социалистических обязательств».

29 мая моряки КРФ, обсудив вышеназванное обращение, решили вызвать на социалистическое соревнование коллектив транспортного флота Главприморрыбпрома. Они обязались: 1. Годовой план перевозок выполнить к 5 декабря, перевезти сверх плана 10 000 т. 2. Снизить себестоимость перевозок на 3 %. 3. Сэкономить 3 % топлива. 4. Увеличить коэффициент использования грузоподъемности против плана на 1,5 %. 5. От внедрения рацпредложений добиться экономии средств 200 000 тыс. руб. 6. Обеспечить силами экипажей выгрузку 40 000 т. «Арбитрами» соревнования моряки просили стать политуправление и управление флота МРП СССР.

19 июня в бухте Ложных Вестей во время заправки подошедшего к борту танкера «Сунгари» мотобота, на последнем прогремел взрыв, а затем вспыхнул пожар. Мотобот сгорел, его шкипер, моторист и помощник моториста получили ожоги и травмы. Танкер с трудом избежал аварии.

29 июня начальник политотдела КРФ В. И. Николаев отправил в Москву телеграмму: «Наше хозяйство ликвидируется. Прошу решить создание парткома». По решению ЦК КПСС политотделы при предприятиях преобразовывались в партийные комитеты. Это рассматривалось как еще один шаг по пути недавно продекларированной ХХ съездом КПСС «десталинизации».

15 июля в соответствии с постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 30 мая 1956 г. № 724 «О реорганизации Министерств СССР в связи с передачей предприятий ряда отраслей народного хозяйства в ведение союзных республик» и приказом МРП СССР от 29 июня 1956 г. № 210 ликвидирован политотдел КРФ. Упразднены штатные должности помполитов судов с командами численностью менее 35 чел. Высвобожденных политработников в недельный срок следовало трудоустроить «в соответствии с их специальностью».

15 июля многотиражная газета «За высокие уловы» передана в ведение Тралфлота.

4 сентября КРФ принял от треста «Камчатрыбстрой» морской буксир «Прилив».

26 ноября в районе мыса Поворотного на Восточной Камчатке теплоход «Шелихов» столкнулся с пароходом «Осмуссаар» по вине последнего. Убыток определен в размере 5 000 руб.

19 декабря вышел приказ ГКРП о передаче парохода «Кура» из КРФ в Главприморрыбпром. Передача состоялась в 1957 г.

В течение 1956 г. КРФ пополнился рефрижератором «Орион» грузоподъемностью 80 т с двигателем мощностью 300 л. с. и несамоходным лихтером «Повенец» грузоподъемностью 3 300 т, обычно ходившем на буксире «Геркулеса». В состав флота вернулся пароход «Чапаев», в 1955 г. переданный другой организации. За 1956 г. выбыли: пароход «Сима» грузоподъемностью 3 500 т, морской буксир «Добрыня» с машиной в 800 л. с. и учебный СРТ-626, полученный в 1955 г., но не исполнявший роли учебного судна, пребывая в аренде то у Тралфлота, то у ТИНРО. Таким образом, по состоянию на 31 декабря 1956 г. КРФ состоял из 50 судов.

Установленный флоту план грузоперевозок на 1956 г. (155 900 т и 81 142 тыс. тонно-миль) выполнен: в тоннах — на 116 %, в тонно-милях — на 129,5%.

В 1956 г. средняя численность плавсостава равнялась 1 826 чел. Среди них насчитывалось 429 дипломированных специалистов (12 — с высшим образованием, 198 — со среднетехническим, 213 — с незаконченным средним). В 1956 г. учились и окончили Школу усовершенствования кадров командного плавсостава (бывший УКК) 63 чел. Среди них: 22 штурмана малого плавания, 23 механика 2-го разряда, 13 механиков 3-го разряда, пять радиооператоров. За 1956 г. на работу приняли 591, уволили 601 чел., в том числе 107 командиров.

 

1957

24 января танкер «Сунгари» (капитан А. Е. Миронов) в районе мыса Лопатки попал в сильный шторм, нанесший судну повреждения. Чтобы исправить их, капитан решил подойти ближе к берегу. При отсутствии видимости танкер сел на камни в двухстах метрах от берега. Команда почти сутки пыталась снять его своими силами, но безуспешно. Тщетными оказались и усилия спасателей. Шторм усилился. Людям оставаться дальше на борту аварийного судна было небезопасно. Команду сняли, а танкер остался на подводных камнях в открытом океане во власти стихии.

2 апреля издан приказ МРП РСФСР № 3/КЧ об объединении Управления тралового флота, КРФ и Петропавловского морского рыбного порта (ПМРП). Новому предприятию присваивалось называние «Управление активного морского рыболовства ГКРП» (УАМР). В него входило и Владивостокское морское агентство КРФ.

10 апреля началась фактическая организация УАМР. Его начальником назначен П. И. Анода. УАМР принимало имущество Управления тралового флота, КРФ и ПМРП. План УАМР составлялся по производственной программе 1957 г., раздельно утвержденной для трех предприятий.

12 апреля УАМР принял от Владивостокского морского рыбного порта буксир «Храбрый». Его намеревались использовать для обеспечения безопасной работы мелкого промыслового флота на Западной Камчатке.

26 апреля состоялся технический совет УАМР, принявший решение о возможности спасения танкера «Сунгари».

25 мая в связи с реорганизацией управления промышленностью в СССР ликвидировано МРП СССР. Его функции возложены на Советы народного хозяйства экономических районов (Совнархозы). Решением IV сессии Верховного Совета РСФСР на территории России создано 70 экономических административных районов, в том числе и на Камчатке. Для управления предприятиями в составе Камчатского Совнархоза образованы 12 отделов и два управления.

27 июня опубликован приказ по УАМР № 151: «На основании распоряжения № 5 от 25 июня 1957 г. Совета народного хозяйства Камчатского экономического административного района, Управление активного морского рыболовства впредь именовать: “Управление морского активного рыболовства”, сокращенно “УМАР”. Начальник УМАР Камчатского СНХ П. Анода». До этого одновременно использовались аббревиатуры «УМАР» и «УАМР», последняя соответствовала приказу МРП РСФСР о создании этого управления от 2 апреля.

11 июля спасатель «Арбат» (капитан В. И. Афанасьев, старший механик Г. С. Терещенко) вышел из Петропавловска курсом на мыс Лопатку на съемку с камней танкера «Сунгари». 15 июля 18.30 танкер прибуксирован в порт для докового ремонта. Приказом по УМАР № 220 от 14 августа 1957 г. экипажу «Арбата» выплачена премия в сумме 14 250 руб.

6 сентября теплоход «Оленск» (капитан Н. В. Антонов), следовавший из Владивостока в Петропавловск в 19.15 столкнулся с японским рыболовным ботом. В 19.30 на борт теплохода подняли трех японцев. Один рыбак утонул.

6 октября в сильный шторм в Кроноцком заливе попала шхуна «Осьминог». Машинное отделение было залито, шхуну несло на берег. На помощь пришел спасатель «Арбат», приведший ее в Петропавловск. Спасенная шхуна стоила 640 тыс. руб.

13 ноября ввиду окончания навигации шхун организовывалась их стоянка в бухте Раковой. Здесь создавались два «каравана»: № 1 и 2. В первый включены все списанные, законсервированные и поставленные на отстой суда («Актиния», «Трепанг», «Краснодон», «Кальмар», «Глобус», морской буксир «Кашалот»). Второй составлен из «Краба», «Звезды», «Энергии», «Кумжы», «Осьминога», «Гольца», «Минтая» и «Устрицы».

13 декабря ночью во время стоянки теплохода «Поярков» (капитан Ф. П. Костенко) в реке Камчатке после разгрузки была обнаружена течь корпуса. Моряки подвели пластырь, откачали воду и обнаружили в днище трещину, на которую поставили цементный ящик. Расследование показало, что 27 ноября теплоход при подходе к месту якорной стоянки у Корфского рыбокомбината зацепил днищем грунт. 8 декабря теплоход при выходе из пролива Литке вновь коснулся корпусом каменистого грунта в районе мыса Низкого. На следующий день утром «Поярков» при входе в реку Камчатку сел на мель на баре в устье. Здесь он пробыл три с половиной часа и снялся без посторонней помощи. Два первых случая капитан скрыл, а о третьем сообщил только по радио. Капитана отстранили от должности и перевели в старшие помощники. С виновника также вычли треть оклада.

По состоянию на 31 декабря 1957 г. транспортный флот УМАР (бывший КРФ) включал 56 различных судов общей вместимостью 42 422 т и мощностью машин 33 219 л. с.:

— пароходы: «Орочон», «Эскимос», «Терек» (все в капитальном ремонте), «Ительмен» и «Рылеев» (оба подлежат списанию), «Щорс», «Якут», «Анатолий Серов», «Коккинаки», «Барнаул»;

— теплоходы польской и венгерской постройки: «Гомель», «Оленск», «Холмск»;

— теплоходы хабаровской постройки: «Атласов», «Беринг», «Алдома», «Поярков», «Шелихов», «Дежнев», «Витим», «Завойко», «Крашенинников», «Хабаров»;

— парусно-моторные шхуны: «Минтай», «Краб», «Устрица», «Энергия», «Голец», «Кумжа», «Кальмар», «Актиния», «Краснодон», «Глобус», «Звезда», «Осьминог», «Трепанг»;

— несамоходный лихтер «Повенец»;

— транспортно-холодильные суда: «Орион», «Альтаир», «Мизар», «Меркурий», «Плутон», «Юпитер»;

— танкеры: «Иртыш», «Сунгари» (после аварии), «Максим Горький», «Лира», «Вега»;

— морские буксиры: «Кашалот» (в консервации), «Геркулес», «Прилив»;

— спасательные суда: «Арбат», «Добрыня», «Храбрый»;

— учебные суда: «Штурман», «Горизонт».

План 1957 г. включал перевозку 152 500 т. Выполнять его должны были 31 судно, лихтер и два морских буксира. На деле эксплуатировалась 41 судно и четыре буксира. Такое превышение объяснялось пополнением флота в связи с объединением в апреле 1957 г. трех организаций в одну, а также из-за того, что в 1957 г. эксплуатировались пароходы «Рылеев» и «Ительмен», на которые план не утверждался, так как они ввиду износа подлежали списанию и сдаче на слом. Выполнение грузового плана составило 174 305 т (114,3 %). Структура грузоперевозок включала, т: 18 125 соли, 11 963 угля, 25 128 нефтепродуктов, 34 602 леса, 14 964 лесотары, 35 839 рыбопродукции, 1 636 консервной тары и 37 717 разных грузов.

Первым полным годом, в течение которого рыбацкий морской транспортный флот был полностью подчинен потребностям самого крупного и многолюдного предприятия полуострова — Управлению морского активного рыболовства, — стал 1958-й.

 

1958

10 января моторист теплохода «Поярков» самовольно оставил стояночную вахту. Он покинул машинное отделение с действующим котлом и дизелем и поднялся в свою каюту, где уснул. Котел без надзора и пополнения водой работал два часа, раскалился добела, в его поддоне воспламенилось топливо. В машине начался пожар. Его случайно заметил другой моторист, зашедший сюда посмотреть время на машинных часах, и потушил огонь. Котел полностью вышел из строя и восстановлению не подлежал. Виновного сняли с должности, материалы о происшедшем направили в транспортную прокуратуру.

7 апреля пароход «Барнаул» (капитан А. Н. Баглай), следуя к Октябрьскому рыбокомбинату, в 23.45 во льдах погнул лопасти гребного винта. Одна из них настолько задевала за корпус и не давала машине работать. Был вызван буксир «Арбат», который 13 апреля привел аварийное судно в Петропавловск.

4 мая назначена комиссия по приемке от перегонной команды вновь прибывшего танкера «Баргузин». К 6 мая следовало укомплектовать постоянный экипаж, 10 мая зачислить судно в состав транспортного флота УМАР, 26 мая поставить его на профилактический ремонт.

13 июня в 02.10 на каменистый грунт в бухте Солдатской на Восточной Камчатке на полном ходу сел рефрижератор «Орион». С помощью теплохода «Витим» и буксирного катера «Наездник», прибывших к месту аварии из Усть-Камчатска, в 22.00 рефрижератор стянут с камней. Доковый осмотр его корпуса показал, что днище сильно помято, киль в носовой части оборван, в кормовой — загнут. Убытки оценены в 200 тыс. руб. Капитан освобожден от занимаемой должности, понижен до третьего помощника и наказан денежным начетом. Вахтенный второй помощник разжалован в матросы 1-го класса на три месяца, на него также сделан денежный начет «в счет частичного погашения убытков, причиненных аварией».

7 августа в 10.20 учебная баркентина «Горизонт» (капитан Ю. П. Агеенко), шедшая из Владивостока в Петропавловск, потеряла гребной винт с гребным валом «посредством облома». Причиной поломки послужила «внезапно возникшая ударная нагрузка». Убыток составил 26 915 руб. «Виновников со стороны шхуны не усматривается».

3 октября в 18.00 шхуна «Краб» при сильном северо-восточном ветре и волнении следовавшая из Усть-Камчатска в Оссору в южной части пролива Литке и находившаяся в 25 милях от берега, дала аварийную радиограмму. Шхуна не выгребала против ветра, ее несло на сушу. На помощь пришел спасатель «Стерегущий», стоявший в бухте Южной Глубокой. Его экипаж «своевременно и с надлежащей четкостью оказал помощь путем буксировки шхуны в портпункт Оссору». Команде «Стерегущего» выплатили вознаграждение в размере двухнедельного заработка.

2 ноября третий помощник капитана теплохода «Поярков», принявший утром ходовую вахту, не проверил наличия лага и правильность его показаний. В 09.00 он обнаружил пропажу полного комплекта прибора вместе со счетчиком стоимостью около 4 000 руб.

В течение 1958 г. флот пополнился морским буксиром «Стерегущий» мощностью 1 700 л. с, танкером «Баргузин» грузоподъемность 700 т с двигателями мощностью 1 600 л. с. Списаны пароходы «Ительмен», «Чапаев» и буксир «Храбрый».

В результате пополнения и передачи транспортных судов на 31 декабря 1958 г. флот включал:

— пароходы: «Орочон» (переоборудован в плавбазу), «Эскимос», «Щорс», «Якут», «Анатолий Серов», «Кокинаки», «Барнаул», «Терек», «Рылеев». «Терек» стоял в капитальном ремонте, «Рылеев» был выведен из эксплуатации и подлежал списанию;

— теплоходы «Гомель», «Оленск», «Холмск», «Атласов», «Беринг», «Поярков», «Шелихов», «Дежнев», «Хабаров», «Завойко», «Крашенинников», «Алдома», «Витим»;

— шхуны «Минтай», «Краб», «Устрица», «Энергия», «Голец», «Кумжа», «Кальмар» (в консервации), «Актиния» (в консервации), «Краснодон», «Глобус», «Звезда», «Осьминог», «Трепанг»;

— лихтер «Повенец»;

— танкеры «Иртыш», «Сунгари», «Максим Горький», «Баргузин», «Лира», «Вега»;

— ТХС «Орион», «Альтаир», «Мизар», «Меркурий», «Плутон», «Юпитер»;

— морские буксиры «Кашалот» (в консервации), «Геркулес», «Прилив», «Добрыня»;

— морские буксиры «Стерегущий» (спасательное судно), «Арбат»;

— учебные баркентины «Штурман» и «Горизонт».

План грузоперевозок на 1958 г. был установлен в объеме 152 000 т, выполнение составило 220 139 т (144,8 %). Лучше всех сработали теплоходы «Крашенинников», «Хабаров», танкеры «Баргузин» и «Лира».

Транспортные суда были призваны обеспечивать предприятия Камчатского Совнархоза при отсутствии закрытых портов и постоянных рейсовых линий. Они зачастую не соблюдали правила эксплуатации, а иногда и предписания Регистра СССР. Суда эксплуатировались в ненавигационный период, с пробегами в балласте, простоями в портпунктах, большим количеством заходов в одном рейсе. В результате средняя продолжительность рейса при плане 24 составила 30 суток.

В 1958 г. впервые удалось организовать передачу добытой промысловым флотом рыбы непосредственно на месте лова на транспорты. При этом траулеры быстро освобождались от улова и вновь выходили на промысел. Но пойманный сырец теперь «томился» на шхунах и теплоходах, простаивавших в ожидании сдачи на комбинатах. Так, шхуна «Кумжа», прибыв в Корф 31 августа, стояла там, ожидая сдачи сельди, до 30 сентября. В результате, если добывающие суда и выигрывали промысловое время, имея возможность увеличить добычу рыбы, то транспортный флот оказался сильно загружен и непроизводительно простаивал в ожидании сдачи. Качество рыбы из-за задержки сырца и двойной перевалки заметно снижалось.

 

1959

20 января переходящее Красное знамя Камчатского обкома КПСС и облисполкома вручено экипажу «Щорса» (капитан В. Т. Войтенко). Он выполнил план 1958 г. по грузоперевозкам на 198,8, а по тонно-милям — на 156,8 %. Выступивший на торжественном митинге капитан заверил, что его моряки «будут и впредь наращивать темпы в труде, постараются удержать это знамя».

26 января УМАР принял вновь прибывший буксир-спасатель «Бдительный». Его пришлось сразу же ставить в док: по пути на Камчатку оборвалась лопасть гребного винта.

24 февраля комитет ВЛКСМ УМАР постановил присвоить звание комсомольско-молодежного экипажу спасателя «Стерегущий». Моряки просили отдел кадров «впредь направлять на судно комсомольцев и молодежь комсомольского возраста».

25 февраля утверждено «Положение о капитане-наставнике УМАР». Он должен был направлять деятельность экипажей подотчетных ему судов на выполнение планов, соблюдение советских законов и международных соглашений, поднимать культуру судовождения, бороться с аварийностью, внедрять новейшую технику, обобщать и распространять передовой опыт работы. Капитан-наставник подчинялся главному капитану флота. Численность капитанов-наставников устанавливалась из расчета одного на 12—20 судов, в зависимости от средней продолжительности их рейсов.

12 мая УМАР на основании постановления Камчатского Совнархоза переименован в Управление тралового и рефрижераторного флота (сокращенно: «УТРФ» или «Тралфлот»).

2 июля в 11.00 спасатель «Бдительный» (капитан П. П. Кузнецов), получивший аварийную радиограмму, подошел к СРТ «Карагинский». Траулер на переходе к островам Прибылова (США) потерял гребной винт. После водолазного осмотра «Карагинский» взят на буксир. Утром 6 июня в районе Командорских островов его передали теплоходу «Хабаров». Последний в свою очередь передал траулер «Геркулесу», доставившему аварийное судно в Петропавловск.

26 июля на «Добрыне», стоявшем в Петропавловске, в 06.40 на вахте второго механика была упущена вода в левом котле. Буксир задержался с выходом в море на сорок часов. «При осмотре котла установлено, что чистая случайность дала возможность избежать аварии, связанной с выводом буксира на длительное время».

5 августа на теплоходе «Завойко» три матроса, боцман и «пришедший в гости» матрос СРТ «Ропша» организовали выпивку, в результате которой один из них не вышел на вахту, второй устроил на судне дебош, а третий (матрос «Ропши») утонул. Произошло это так. На следующий день его сильно пьяного вынесли на палубу, чтобы отправить катером на берег. «Завойко» стоял на рейде и готовился к выходу в рейс. Пьяного моряка оставили без присмотра. Около 18.35 он через открытый проем выпал за борт и утонул. Капитан теплохода в этот момент тоже был пьян. Его разжаловали в младшие помощники, а боцмана — в матросы 2-го класса на три месяца.

18 августа морской буксир «Геркулес» вышел из Николаевска-на-Амуре в Петропавловск с «сигарой» в 2 246 «кубов». На следующий день при нахождении в Охотском море было замечено проседание жаровых труб топок правого котла. Для предотвращения взрыва горение прекратили, машину остановили, котлы разобщили, дали аварийную радиограмму. Вскоре подошел спасатель «Боец», отведший «Геркулес» в Петропавловск. «Сигару» принял «Добрыня». Убыток составил 300 тыс. руб. «Вины судовой команды не усмотрено». Причина аварии — некачественный металл жаровых труб.

12 сентября списан с баланса и исключен из состава из действующего флота пароход «Рылеев».

19 сентября Совет Министров РСФСР издал распоряжение № 5940-Р о передаче морского буксира «Арбат» судоремонтному заводу ВМФ № 40.

18 октября буксир «Прилив» (капитан В. Н. Колесников) получил приказ идти на помощь траулеру, потерявшему управление. Одновременно он потерял буксируемый МРС-80, Командорского зверокомбината. В 07.50 «Прилив» прибыл к месту бедствия. При девятибалльном шторме на траулер высадились старпом Ю. А. Рычков, боцман Е. И. Басов и матрос 1-го класса А. И. Масленчук. Они завели и закрепили буксир и остались на траулере до привода его в Петропавловск, так как снять их обратно на «Прилив» оказалось невозможно.

1 ноября в 16.00 теплоход «Алдома» отправился из Петропавловска в Усть-Камчатск. На выходе из Авачинской губы внезапно остановились все двигатели, судно потеряло ход и управление. Вскоре после дачи хода все повторилось, причем несколько раз. Для выяснения причин остановки машин капитан решил вернуться на рейд. Дело оказалось в том, что старший механик отстранил нетрезвого третьего механика от вахты. «Обиженный» начал перекрывать клапаны топливных магистралей. Механик разжалован на три месяца в мотористы, за простой судна с него удержана треть оклада. Капитану объявлен выговор «за разложение трудовой дисциплины на судне».

17 ноября списаны с баланса и исключены из состава флота шхуны «Актиния» и «Глобус».

19 ноября вышел приказ «Об организации Камчатского управления рыбной промышленности (Камчатрыбпром, КРП)». Это управление организовывалось на основании постановления Совета Министров РСФСР от 19 октября 1959 г. № 1700 и приказа по Главному управлению рыбной промышленности Дальнего Востока от 1 ноября 1959 г. № 1. Возглавил Камчатрыбпром (КРП) В. Н. Каленов. Начальником отдела флота КРП назначен Г. А. Конторович.

2 декабря, учитывая благоприятные погодные условия, буксиру «Храбрый» разрешено провести разовую проводку из Петропавловска недавно доставленных сюда рыболовных бортов типа РБ-80 (предшественников МРС-80) в Усть-Камчатск. При этом следовало соблюдать следующие условия: выход разрешался только при наличии благоприятного двухсуточного прогноза погоды, боты буксировались без экипажа, в законвертованном виде. Докладывать о продвижении каравана следовало через каждые четыре часа. В случае ухудшения погоды или обледенения требовалось немедленно зайти в бухты Моржовая или Ольга для околки льда и выжидания благоприятной обстановки.

10 декабря пароход «Эскимос» снят с транспортных работ и превращен в плавбазу для переработки рыбопродукции.

План грузоперевозок на 1959 г. определен в 199 000 т, выполнен он на 215 902 т (108,5 %). Себестоимость перевозки одной тысячи тонно-миль по плану была равна 646, по отчету — 611 руб., то есть оказалась снижена на 5,4 %.

Работа транспортного флота была подчинена основной задаче УТРФ — добыче рыбы. Ввиду этого наблюдалась неполная загрузка судов и их эксплуатация в отдельных случаях в ненавигационное время. Пароходы, перестроенные в плавучие базы, напротив, использовались на транспортных работах, не предусмотренных планом. Моряки-транспортники добились превышения среднесуточной эксплуатационной скорости на 10,2 %. Но, несмотря на это, средняя продолжительность рейсов почти не изменилась из-за простоев. Они по-прежнему оставались значительным резервом в сокращении стояночного времени.

В течение 1959 г. транспортный флот пополнился новым спасательным судном — морским буксиром «Бдительный» с машиной мощностью 1 700 л. с. Из его состава выбыли (списаны): пароход «Рылеев», шхуны «Звезда», «Актиния», «Кальмар», «Глобус» и «Трепанг», буксир «Арбат».

 

1960

8 января КРП, учитывая острую необходимость завоза угля и стройматериалов в бухту Лаврова и приема рыбы от рыболовных судов в Корфском заливе, распорядился отправить туда из Петропавловска пароход «Анатолий Серов» и плавбазу «Орочон». В ходе подготовки к совместному плаванию их осмотрела комиссия, определившая техническое состояние корпусов и механизмов, наличие необходимого снабжения. Указания капитанам о действиях при наступлении тяжелой ледовой обстановки на переходе содержались в специально разработанной инструкции. Начальником экспедиции назначен капитан-наставник Г. А. Козырев.

25 января, выполняя поставленную задачу, «Анатолий Серов» (капитан М. Г. Чекаленко) при заходе в бухту Остовая повредил во льду лопасти гребного винта. 14 февраля после окончания грузоопераций пароход, на котором заканчивались запасы воды и топлива, двинулся в сплошном ледовом поле толщиной до полуметра к спасателю «Бдительный», зажатому льдом у входа в бухту Лаврова. За три часа «Серов» смог продвинуться всего на три длины корпуса. При этом вышло из строя рулевое управление. 19 февраля ледовая обстановка в бухте Лаврова улучшилась, «Бдительный» пробился к пароходу, вывел его на чистую воду, а 23 февраля благополучно привел на буксире в Петропавловск.

25 января утверждено положение об отделе флота КРП. Его задачами являлись: обеспечение плановой потребности предприятий во флоте и контроль правильности его технической эксплуатации, планирование, организация и контроль ремонта, развитие собственного судостроения, обеспечение выполнения действующего законодательства и международных конвенций, наблюдение за выполнением положений Кодекса торгового мореплавания, соблюдение устава службы и правил технической эксплуатации, судовождения и морской практики. Кроме этого, отделу следовало заниматься поднятием культуры мореплавания и борьбой с аварийностью, внедрением новой техники и методов судовождения.

1 февраля организована объединенная патрульная аварийно-спасательная служба КРП с оперативным подчинением отделу эксплуатации флота и портов Главдальвостокрыбпрома. В ее состав включены спасатели «Стерегущий» и «Бдительный».

20 февраля при отделе флота КРП для круглосуточного наблюдения за судами, работающими в море, организована служба наблюдения за флотом. В ее состав вошли старшие морские инспекторы Е. И. Чернявский, А. Н. Моисеев, М. А. Васильев, М. В. Стукалин.

3 марта «судоремонтному производству УТРФ» присвоено название «Судоремонтный завод “Фреза”» (по имени недавно прибывшей плавмастерской). Это решение подтверждено 21 июля 1961 г. приказом по Главдальвостокрыбпрому.

20 мая на основании распоряжения КРП шхуна «Осьминог» передана Камчатскому областному комитету ДОСААФ СССР как учебная база.

14 июля УТРФ принял на баланс прибывший из Владивостока рефрижераторный пароход «Комсомолец Арктики», построенный в Германии еще в 1897 г. (стоимость 900 000 руб.), водоизмещением 7 190 т и машиной в 1 280 л. с. Капитаном судна назначен М. А. Васильев.

12 октября при КРП создана постоянно действующая комиссия по определению технического состояния и списанию с баланса предприятия изношенных и непригодных для дальнейшего использования судов и их оборудования. Председателем комиссии назначен М. Т. Старшинов.

13 октября началась подготовка к перебазированию на зиму из Олюторской сельдяной экспедиции в Петропавловск несамоходного вспомогательного флота УТРФ. К этой сложной операции привлекались теплоходы «Поярков» и «Беринг», пароходы «Щорс» и «Анатолий Серов», танкер «Баргузин», буксиры «Прилив» и «Сигнальный». Им поручалась буксировка и сопровождения лихтера «Повенец», рефрижератора «Комсомолец Арктики», пятисоттонных рыбоприемных барж РБ-1 и РБ-2, плашкоутов и катеров. Руководили этой сложной операцией начальник Олюторской экспедиции О. А. Заварин и его заместитель капитан-наставник Б. Н. Писаревский.

26 октября проверив и уточнив фарватер, теплоход «Дежнев» (капитан И. И. Сотников) вошел в реку Пахачу. Этим самым было положено начало вывозу рыбопродукции непосредственно из реки, на берегу которой располагалась обрабатывающая база.

25 декабря в Петропавловск прибыло новое ТХС «Тиличики». Его приняли на Хабаровском судостроительном заводе 12 декабря.

УТРФ являлось крупнейшим на Камчатке судовладельцем. В нем по состоянию на 1 января 1960 г. работали 7 260 чел., из них на флоте — 4 874. Оно включало:

— промысловый и транспортный флот;

— ПМРП с портовым флотом;

— судоремонтную базу «Фреза»;

— жилищно-коммунальное хозяйство;

— морское агентство во Владивостоке;

— рыбообрабатывающую базу «Океанская»;

— отдел снабжения.

В распоряжении УТРФ имелись 154 единицы флота, в том числе:

— 67 дизельных средних рыболовных траулеров;

— 13 грузовых теплоходов;

— 10 буксирных катеров;

— 10 барж;

— семь паровых траулеров;

— два сейнера типа РС-300;

— шесть транспортно-холодильных судов;

— шесть сухогрузных пароходов;

— семь парусно-моторных шхун;

— две учебных баркентины;

— четыре дизельных морских буксира;

— пять паровых морских буксиров;

— три сельдевые плавбазы;

— три рыбоприемных лихтера;

— шесть танкеров;

— плавмастерскую;

— два плавкрана.

В 1960 г. моряки-транспортники УТРФ перевезли 189 615 т вместо 180 100. В связи с ростом количества и технической оснащенности судов, в 1960 г. правительство СССР решило прекратить со следующего учебного года подготовку штурманов и механиков в краткосрочной курсовой системе, обеспечив при этом расширение сети средних мореходных училищ. С 1 мая 1960 г. дипломы капитанов дальнего плавания и механиков первого разряда выдавались только лицам, получившим среднее специальное или высшее образование. Одновременно для наведения порядка на флоте и устранения причин, порождающих аварийность, нарушений дисциплины и законоположения по безопасности мореплавания Государственной инспекции безопасности мореплавания и портового надзора рыбной промышленности при Совете Министров РСФСР (Госрыбфлотинспекции) разрешено лишать судовых специалистов рабочих дипломов на срок до одного года.

Госрыбфлотинспекция повысила требования к плавсоставу судов и разъясняла, что теперь штурманскому составу при обмене дипломов в ценз засчитывалось только время, затраченное на дальнее плавание: севернее мыса Говена, а также от берегов Японского, Охотского и Берингова морей, западного и восточного побережий Камчатки до островов Прибылова.

 

При составлении хронологии использованы материалы Государственного архива Камчатского края:

  1. Фонд П-159, оп 1, д. 41, 43—45.
  2. Фонд Р-275, oп. 1, д. 13, 134; оп. 4, д. 2—4, 11, 14, 35, 62, 69, 71; оп. 5, д. 1—4, 6—7, 10, 25, 28—32, 35, 39—40.
  3. Фонд Р-284, оп. 1, д. 90, 126.
  4. Фонд Р-470, оп. 1, д. 420, 421, 462—464, 481, 498; оп. 2, д. 10, 37—40, 179.
  5. Фонд Р-610, оп. 1, д. 7, 8.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.