Краткая хроника основных событий из истории Камчатрыблова. 1966—1968 гг.

Дорогие друзья! В целях улучшения качества музейного обслуживания и изучения интересов посетителей Камчатский краевой объединенный музей проводит опрос. Помогите сделать наш музей лучше! Заполните, пожалуйста, эту анкету (откроется в новом окне).


Автор: старший научный сотрудник отдела научно-фондовой работы Гаврилов С.В.

1965

1 января в состав несамоходного флота КРП входили 648 единиц. Самыми большими несамоходными судами рыбацкой Камчатки являлись лихтер «Повенец» (3 300 т), баржа «Пионерка» (500 т) и шесть барж по 400 т [87, л. 160—166].

8 января КРП приказал начальнику УТРФ передать Приморрыбпрому танкеры-водолеи «Юрюзань» и «Иртыш». Комиссии по передаче заработали на следующий день [88, л. 6; 89, л. 27—28].

8 февраля в 16.40 теплоход «Холмск» при отходе от причала городского холодильника после отдачи швартовых концов получил сильный крен на правый борт. Как выяснилось, его причиной стала забортная вода во втором трюме, поступившая через открытую горловину балластного танка правого борта. Вода шла в танк через неплотно закрытый клапан балластной системы (его неправильно собрали). Для откачки воды пришлось вызвать буксир «Геркулес» [89, л. 151].

15 февраля в 17.00 в главной паровой машине «Добрыни», находившегося в Охотском море, послышался стук. Как выяснилось, из строя вышел золотник цилиндра низкого давления. «При разборке золотниковой коробки установлено: конец золотникового штока оборван вместе с крепящей поршень гайкой… После замены золотникового штока, компенсаторного поршня… судно продолжало работать». Убытки по ремонту машины составили 6 300 руб., общие убытки с учетом простоя — 31 410 руб. [90, л. 15].

3 марта ночью дежурный по УТРФ при обходе судов, стоявших в ремонте у СРЗ «Фреза», обнаружил на «Меркурии» в борту машинного отделения открытое отверстие диаметром 7,5 см. Оно располагалось всего на полметра выше ватерлинии. Было установлено, что трубопроводчики «Фрезы», производившие ремонт, сняли сточную трубу санитарной системы, оставив отверстие, выходившее за борт, не заделанным. Старший механик, зная об этом, не принял мер к его закрытию, чем поставил свое судно под угрозу затопления [91, л. 48].

22 марта в Охотоморской экспедиции отказал главный двигатель СРТ «Камчатская правда». Руководство экспедиции направило на помощь танкер «Вега» (капитан А. И. Ковалев). Форсированным ходом танкер подошел в район бедствия и благополучно отвел СРТ в Петропавловск. Буксировка длилась двое суток и проходила в штормовых условиях. Экипажу «Веги» объявлена благодарность, капитану выплачена премия в размере 30 руб. и выделены 150 руб. для поощрения отличившихся [92, л. 53].

22 мая трудившийся плавбазой «Эскимос» (капитан М. Ф. Гончаров) взял на буксир загруженый аварийный «Анатолий Серов» и в девятибалльный шторм привел его из Анапки в Петропавловск [93, л. 61].

26 мая КРП приказал списать учебную баркентину «Горизонт». «На основании указания Главного управления “Дальрыба” от 7 апреля 1965 г… после оформления списания передать Петропавловской ЖБФ для клуба “Юных капитанов”, которую в дальнейшем числить за балансом». Списание произошло 20 июля [93, л. 83; 94, л. 151].

2 июня «Меркурий» (капитан В. К. Фузеев) стоял на рейде Кировского рыбокомбината на правом якоре с буем. В воде на десятиметровой глубине находились две с половиной смычки цепи. В 04.25 при втягивании якоря в клюз лопнуло концевое звено, якорь выпал из клюза. Удалось выловить буй с буйрепом, при выборке последний оборвался, в результате чего якорь весом 400 кг и стоимостью 159 руб. был утерян. С капитана, старшего помощника и боцмана взысканы по 53 руб. [95, л. 80].

18 июня поощрены моряки парохода «Гоголь». Он встал в ремонт на «Фрезу» 2 января. Работы должны были завершиться 4 сентября. «Командование судна мобилизовало экипаж на проведение работ по саморемонту, которых выполнено 11 700 человеко-часов, в результат чего ремонт окончился досрочно» [96, л. 80].

3 июля издан приказ Государственного производственного комитета по рыбному хозяйству СССР № 196 «О введении наплечных знаков различия для начальствующего состава флота рыбной промышленности и рыболовецких колхозов, а также изменениях в форме одежды»:

«1. Ввести для начальствующего состава флота рыбной промышленности и рыболовецких колхозов наплечные знаки различия при ношении форменной шерстяной куртки, летнего и тропического форменных костюмов. 2. Утвердить описание наплечных знаков различия… 3. Утвердить изменения форменной одежды… Председатель комитета А. Ишков» [90, л. 74].

Наплечный знак представлял собой съемную прямоугольную колодку длиной 12 и шириной 5 см из черной шерсти с нашитыми золотистыми галунами по должностным категориям, установленным приказом Госкомитета № 120 от 7 августа 1963 г. Знаки носились с форменной шерстяной курткой, летним и тропическим костюмами.

13 июля на пять с половиной часов задержался отход в рейс «Дежнева». Задержка обошлась флоту в 224 руб. 75 коп. Ее причиной явился самовольный уход с борта старшего и второго механиков, электромеханика и матроса. Виновники лишились по трети оклада, а приобрели по выговору [90, л. 89].

16 июля в 18.50 буксирные катера «Фут» и «Синоптик» отводили теплоход «Гомель» от причала ПМРП на рейд. В 19.15, проходя поворотный буй, капитан «Гомеля», не согласовав свои действия с катерами, резко повернул судно вправо и увеличил ход. Головной «Фут» буксиром был прижат к борту теплохода. Катер сильно накренился и едва не перевернулся, его команда чуть-чуть не оказалась за бортом. Но в это время буксир лопнул, и беды не случилось. Действия капитана «Гомеля» расценены «как грубое нарушение правил буксировки» и «опасные для буксировщиков». Ему объявлен строгий выговор [90, л. 162].

17 июля в 04.50 в Охотском море в районе устья реки Хайрюзовой на ТРС «Соболево» отказало рулевое устройство. Перо руля перекладывалось от шести градусов «лево» до «лево на борт». Двигатель остановили, судно бросило оба якоря. Проверка рулевой машины причину отказа не выявила. В 15.05 дали малый ход. После этого стало ясно, что утерян гребной винт. «Соболево» прибуксировали в Петропавловск. Затраты на ремонт гребного устройства составили 2 616 руб. Ввиду занятости дока, работы по подгонке и установке гребного винта производились на плаву. На это ушло пятьдесят суток. Винт потерян по вине ПСРВ, где его меняли во время мартовской стоянки в доке [97, л. 45].

20 июля на «Красноярск» для прохождения практики прибыли 35 курсантов ПКМУ. Руководителям практики, длившейся до 27 августа, выплачивалась надбавка 30 % окладов [90, л. 172].

3 августа в связи с тем, что холодильная установка «Красноярска» находилась в плохом техническом состоянии, а на судне не имелось штатного рефрижераторного механика, заведование ей поручалось механику Б., следовавшему на «Красноярске» пассажиром. Пароход вез партию мороженого мяса для промысловой экспедиции. Установка давала сбои, «холодоемкость продукта постепенно понижалась». Б. вменялось в обязанность эксплуатировать ее «с поддержанием соответствующей температуры в камерах до полной раздачи мороженого мяса». Сделать этого он не смог, поэтому мясо пришлось передать в море на встречный СРТМ 8-411, правда, «все в хорошем состоянии» [90, л. 9—10].

4 августа при сдаче рыбопродукции представителю Дальрыбсбыта выяснилось, что при ее транспортировке на ТРС «Елизово» с 19 июля по вине рефрижераторного механика в трюмах не соблюдался температурный режим. В результате Дальрыбсбыт отказался принять рыбу. 4 августа механик вообще не явился на судно. Во избежание окончательной порчи продукции командование судна вскрыло рефрижераторное помещение и пригласило специалиста с другого судна «для подачи холода в трюмы». Виновнику объявлен строгий выговор [90, л. 60].

Результатом этого происшествия стал приказ по УТРФ № 481, изданный 13 августа: «Проверкой установлено, что на ТРС при перевозке скоропортящихся грузов имеет место несоблюдение температурного режима в трюмах. При перевозке рыбопродукции имеются случаи, когда температура в теле рыбы не соответствует норме, в результате чего флот несет материальный ущерб при потери качества перевозимой продукции. Приказываю: 1. Материальную ответственность за сохранность скоропортящихся грузов возложить как на капитанов и грузовых помощников капитанов судов, так и на рефрижераторных механиков. 2. В период нахождения скоропортящихся грузов в трюмах вахтенному помощнику капитана в начале каждой вахты проверять температурный режим в трюмах в присутствии рефрижераторного механика, о чем делать записи, как в рефрижераторном, так и в вахтенном судовом журнале с обоюдными подписями. При несоблюдении указанного при порче — понижении качества продукции, весь материальный ущерб будет отнесен за счет виновных…» [90, л. 61].

22 августа «Добрыня» принял плот круглого леса в порту Маго на реке Амур и 8 августа благополучно довел ее до Петропавловска. Буксировка проходила в условиях крупной зыби, но все 2 927 «кубов» древесины без потерь сданы отделу снабжения УТРФ [90, л. 159].

25 августа на учебном судне «Гоголь» (капитан К. В. Бобров) началась производственная практика 80 курсантов ПКМУ. Руководители практики — судовые штурманы — получали доплату в размере 30 % должностного оклада [90, л. 173].

29 августа «Холмск» взял на буксир аварийный СРТ «Кроноцкий», у которого на гребной винт намотался трос. Буксировка благополучно завершилась 4 сентября в Петропавловске [90, л. 166].

22 сентября объявлен приказ начальника УТРФ № 574: «Морской буксир “Геркулес” под командованием капитана С. Г. Гурова с 22 августа по 12 сентября 1965 г. совершил буксировку плот-сигары круглого леса из порта Мариинск-на-Амуре до порта Петропавловск-Камчатский в усложненных условиях. Плот 2 831 куб. м полностью, без потерь сдан ПСРВ. За отличное проведение рейса и полное сохранение плота-сигары: 1. Объявить благодарность капитану морского буксира “Геркулес” С. Г. Гурову и всему экипажу судна. 2. Капитана буксира тов. Гурова С. Г. наградить денежной премией в размере двухнедельного оклада. 3. Для награждения членов экипажа, особо отличившихся в работах по буксировке плот-сигары, выделить в распоряжение капитана 500 руб. из фонда предприятия» [90, л. 226].

8 октября начальник УТРФ приказал в кратчайший срок завершить строительство водопровода в бухте Русской на ручье Удалом. Важная работа по установке водопровода, водозаборной плотины и раздаточной гребенки поручалась строительно-монтажному и ремонтному участку УТРФ. Руководил работами главный инженер ПМРП А. А. Алексеев. Ему предписано находиться на месте работ до полного их окончания, «а также одновременно обеспечить дополнительное крепление бриделями парохода “Рылеев”», использовавшегося в качестве причала [97, л. 25].

10 октября скончался инженер отдела снабжения УТРФ Анатолий Антонович Беньковский. В августе 1945 г. во время проведения Курильской десантной операции он был помполитом парохода АКОфлота «Коккинаки».

16 октября в районе лова сельди в северной части Охотского моря на СPT «Камчатская правда» вышел из строя главный двигатель. Морской буксир «Сигнальный» (капитан В. Н. Колесников) отбуксировал его в залив Одян. Здесь в условиях спокойной воды поломку ликвидировали, после чего СРТ отбыл на лов. 24 октября в этом же районе на СРТ «Альбатрос» также отказал главный двигатель. При штормовом северо-западном ветре «Сигнальный» отвел траулер к плавбазе, стоявшей у мыса Скалистого, где был произведен необходимый ремонт. 30 октября отказала машина на СРТ «Кречет». При сильном северо-восточном ветре «Сигнальный» доставил его в бухту у мыса Первого, где встал на якорь, удерживая «Кречет» на буксире. После ликвидации дефектов в машине траулер продолжил промысел [98, л. 94].

21 октября для судов транспортного флота и плавбаз УТРФ установлена следующая плановая грузоподъемность (т): «Совет-ская Камчатка» — 5 400, «Ламут» — 2 100, «Орочон» — 2 000, «Щорс» — 2 800, «Якут» — 2 600, «Петр Соловьев» — 1 800, «Барнаул» — 700, «Гоголь» и «Красноярск» — по 1 000, «Корсаков» — 350, «Холмск» — 650, сухогрузы проекта 229 — по 250, ТРС — по 150 и ТХС — по 60 [97, л. 56].

17 ноября плавбаза «Эскимос» при возвращении из Охотоморской экспедиции в Петропавловск дважды попала в жестокий шторм. Она потеряла ход, израсходовала штормовой запас угля и дала аварийную радиограмму с просьбой о предоставлении буксирного судна. КУМФ выделило свой спасатель «Зевс». Он подошел к «Эскимосу» и потребовал заключения контакта о спасении, хотя предстояла обычная буксировка. Экипаж буксира ПМРП «Ленинградец» под командованием Д. Я. Новоселова, взвесив свои возможности, в десятибалльный шторм вышел на помощь плавбазе, подал буксир и благополучно доставил ее в порт. Этим были сэкономлены значительные средства. «За благородный поступок, выразившийся в своевременном выходе на помощь», начальник флота объявил благодарность и выделил капитану 100 руб. персонально и 600 руб. — для поощрения экипажа [98, л. 54].

10 декабря экономическая комиссия УТРФ рассмотрела работу ТХС «Мизар» (капитан Т. М. Кривоногов) на выработке сельди специального баночного посола с 30 июля по 21 ноября. За это время судно приняло 2 803,5 т сырца и выпустило из него 60 316 пятикилограммовых банок вместо 31 600 по плану. Себестоимость одной «тубы» оказалась на 2 руб. 78 коп. меньше запланированной. Всего продукции выпущено на 164 тыс. руб. «Судоэкипаж работал хорошо, весь коллектив был заинтересован в качестве продукции, но все-таки самый большой процент брака в производстве на “Мизаре”. Старшие механики мало уделяли времени закаточным станкам. Техническое состояние судна удовлетворительное, нарушений трудовой дисциплины нет. Из-за брака в производстве произошел перерасход по банкотаре и по ящичной таре». Работа «Мизара» признана удовлетворительной. Экипажу выплачена премия [98, л. 105].

В этот же день оценивалась работа «Ориона» с 16 августа по 23 ноября. Работой экипажа руководил капитан Г. И. Каптенор. Моряки выпустили 68 580 банок (125 % плана) на сумму 124,9 тыс. руб. Среди ТХС «Орион» занял первое место по выпуску продукции, допустив меньше всех брака. «Это заслуга старшего механика Иомтова, который всю душу вкладывает в свое дело. Механизмы и само судно в удовлетворительном состоянии. Нарушений трудовой дисциплины и правил техники безопасности не было» [98, л. 104].

22 декабря Олюторскому рыбокомбинату передана самоходная баржа «Казачка» грузоподъемностью 400 т [99, л. 352].

По состоянию на 31 декабря 1965 г. флот УТРФ включал 137 судов общей грузоподъемностью 71 343 т. В их число входили: семь БМРТ, четыре СРТМ, пять плавбаз, пять танкеров, семь буксиров, один лихтер, 24 СРТР, 50 СРТ, 21 транспортный теплоход, 13 рефрижераторных и холодильных судов.

План 1965 г. предусматривал перевозку 165 600 т и выполнение 101 780 тыс. тонно-миль. Фактическое выполнение составило: 200 001 т (120,8 %) и 140 728 тыс. тонно-миль (138,3 %). Работало 31 судно: 14 сухогрузов, 10 рефрижераторных и холодильных, три танкера и четыре буксира. Не эксплуатировались из-за задержки в ремонте «Петр Соловьев», «Атласов», «Алдома», «Завойко». Полностью задание выполнили 25 судов, только по тонно-милям — теплоход «Поярков». Не выполнили план по тоннам и тонно-милям пять судов: «Крашенинников», «Хабаров», «Паратунка», «Соболево» и «Добрыня» из-за простоев в ремонте в Петропавловске. Наилучших результатов добился «Щорс» (капитан Артыш), перевезший 19 964 т, что составило 110,9 % плана, теплоход «Оленск» (капитан Дадочкин) — 16 321 т, или 144,4 % задания. Хорошо поработали экипажи «Анатолия Серова», «Барнаула», «Холмска», «Шелихова», «Мильково», «Максима Горького».

По сравнению с прошлым годом снизилась производительность одной тонны грузоподъемности в сутки и коэффициент ходового времени. Хотя средняя грузоподъемность судов увеличилась, большие простои крупнотоннажного флота из-за непогоды, недостатка ремонтной базы, его неполная загрузка ухудшили основные показатели работы всего флота.

Себестоимость одной тысячи тонно-миль составила 66 руб. 32 коп. Ее снижение по сравнению с прошлым годом произошло за счет сокращения расходов на текущий ремонт и заработную плату. Экономия по фонду последней сложилась за счет перестоя в ремонте «Петра Соловьева», «Алдомы», «Атласова», «Завойко», «Крашенинникова», «Мильково», «Паратунки», «Соболево» и «Добрыни» [100, л. 68—80].

 

1966

1 января на экспериментальное порейсовое планирование переведены танкер «Максим Горький», пароход «Барнаул», теплоходы «Холмск», «Паратунка» и «Поярков» [96, л. 37].

1 января третий механик теплохода «Гомель», стоя на вахте, «напился пьяным, упустил воду из котла, и только благодаря случайности котел оказался неповрежденным» [101, л. 27].

5 января премией в размере 40 % от заработка поощрен экипаж ТХС «Мизар» (капитан Т. М. Кривоногов). За время работы в Охотоморской экспедиции в прошлом году моряки выполнили норму выпуска сельди баночного посола на 190,9 %: вместо 31 600 они закатали 60 316 банок [102, л. 16].

8 января в 18.20 морской буксир «Геркулес» во время отшвартовки парохода «Петр Соловьев» от причала ПСРВ навалил кормой на левый борт в районе трюма № 4. Сильный удар сопровождался треском металла, но старший штурман парохода при осмотре борта со стороны трюма повреждений не заметил. 11 января во время стоянки у угольного причала были обнаружены вмятина с прогибом 12 см, повреждение четырех заклепок и трещина листа обшивки. Для временной ликвидации течи пароход поставили к СРЗ «Фреза», где заварили дефектные заклепки и трещины. Причиной навала «Геркулеса» на пароход явилась несвоевременная дача переднего хода с мостика, а также отсутствие на буксире кранцев [101, л. 13].

13 января третий механик «Гомеля» «вторично напился, сам споил вахтенного моториста, в результате чего заморозил систему отопления, разморозил две батареи и пять метров трубы системы отопления». 14 февраля с учетом всех недавних происшествий их виновник на три месяца разжалован в мотористы с удержанием 10 % должностного оклада [101, л. 27].

14 января в 09.50 во время проводки СРТ «Канск» из Авачинской губы, последний ударил форштевнем в кормовой фальшборт левого борта «Геркулеса». Оказались поврежденными три погонных метра фальшборта, ролик румпель-талей и банкет. Столкновение произошло вследствие того, что капитан «Канска», следуя за буксиром, держался к нему недопустимо близко. При возникновении опасности задний ход на СРТ был дан третьим механиком с опозданием из-за самовольного оставления пульта управления главным двигателем. Стоимость работ по ликвидации последствий навала составила 388 руб. [101, л. 14].

7 февраля на выходе из Ковша столкнулись «Геркулес» и «Дежнев». В результате несогласованных действий во время движения на повороте у городского холодильника оба судна «неожиданно обнаружили друг друга», застопорили машины и дали полный задний ход. Погасить большую инерцию «Геркулеса» на малом расстоянии не удалось. В 10.40 буксир ударил форштевнем в левый борт «Дежнева». На теплоходе повалено и смято шесть метров фальшборта, подорваны три контрфорса, повреждено левое крыло мостика, погнут трап. Ущерб 355 руб. 52 коп. Причина столкновения: нарушение обязательного постановления по ПМРП капитаном буксира и дежурным диспетчером УТРФ [103, л. 126].

21 февраля ночью по Восточной Камчатке пронесся глубокий циклон с западным ураганным ветром со скоростью свыше пятидесяти метров в секунду. Он сопровождался снегопадом и низкой температурой. Ледяной циклон стал причиной гибели поискового СРТ «Карага» с экипажем в 24 чел. Он застиг и другие суда УТРФ, находившиеся в районах бухты Вестник (СРТ «Кавран»), мыса Крестового (СРТ «Семипалатинск»), Первого Курильского пролива (СРТ «Кит») и бухты Русской (ТХС «Мизар»).

Лед на надстройках, такелаже и палубах образовывался настолько быстро, что экипажи, непрерывно сбивая его, не могли справиться с обледенением. Возникла опасность потери остойчивости, усугублявшаяся действием ветра. Крен достигал 55 градусов, при этом крылья мостиков уходили в воду. «Несмотря на создавшуюся тяжелую обстановку, экипажи судов… в условиях ночного времени, ледяного ветра и в промокшей одежде смогли справиться с силами стихии без людских жертв, вывести суда в укрытия, где окололись и вернули судам остойчивость. Капитаны СРТ “Кит” Киселев и ТXC “Мизар” Кривоногов для предупреждения обледенения судов правильно приняли решение. Первый отстоялся в районе Первого Курильского пролива во льду, второй, получив 19 февраля неблагоприятный прогноз погоды, возвратился из района острова Уташуд в бухту Русская, где переждал непогоду».

За проявленное мужество и находчивость в борьбе со стихией 8 июня руководство флота наградило моряков грамотами и «ценными подарками» (фотоаппаратами, ручными часами, кинокамерами). «За принятие правильных решений в вопросе предупреждения обледенения судов» капитан «Кита» С. Т. Киселев и капитан «Мизара» Т. М. Кривоногов премированы транзисторными приемниками «Космонавт» [104, л. 30—31]. Но главной наградой им стала, конечно же, сохраненная собственная жизнь.

24 февраля на «Гоголе», стоявшем возле ремонтного цеха № 1 завода «Фреза» в бухте Раковой, возник пожар. Огонь быстро распространялся по помещениям судна. Рядом находились «Якут» и дежурный траулер «Кумроч». Пожарные вахты обоих судов под руководством капитана «Якута» В. Х. Леонтьева и старшего помощника капитана П. А. Федорова энергично начали бороться с пожаром. Благодаря высокой организации и самоотверженным действиям моряков огонь был потушен.

Объявлены благодарности: В. К. Леонтьеву, П. А. Федорову, матросам «Якута» Ю. П. Бежину, Е. А. Копейкину, Н. Н. Григорьеву, Белоусову, машинисту М. Н. Шумилову, старшему механику Н. Т. Королеву, исполняющему обязанности капитана СРТ «Кумроч» В. Ф. Николаеву, второму помощнику капитана траулера А. А. Панкратенко, третьему помощнику И. И. Повалихину, матросу Н. Иванову, рыбмастеру В. Н. Медушенкову [103, л. 115].

Пожар начался в 19.25 в каюте третьего штурмана. Тот «начал изготовлять мастику для личного аквариума» на электроплитке. Она вспенилась, попала на спираль и вспыхнула. Штурман «пытался огонь затушить шубой, но при этом банка была опрокинута, огонь распространился по всей каюте». Видя, что самостоятельно с ним не справиться, штурман дал сигнал пожарной тревоги и одновременно сообщил о происшествии на «Якут». В результате пожара каюта полностью сгорела, частично пострадали другие помещения. Вместе с каютой штурмана погибла судовая документация. Электрорадионавигационные приборы и оборудование радиостанции оказались залиты морской водой. Общий убыток 9 740 руб. Виновник снят с должности, лишен диплома на год. Расследованием произошедшего занялась транспортная прокуратура [105, л. 11—12].

28 февраля ночью «Петр Соловьев» принимал пресную воду в бухте Русской, стоя у левого борта «Анатолия Серова». Предварительно капитан «Соловьева» Н. Г. Рой договорился с капитаном «Серова» И. И. Баклагом на ошвартовку с наветренной стороны носом к корме без отдачи якорей. Вскоре усилившийся северо-западный ветер разогнал ледовую подушку между бортами пароходов, и они соприкоснулись бортами. От сильных порывов ветра оба накренились, шлюпки «Анатолия Серова» навалились на левый парадный трап «Петра Соловьева» и смяли его. Стоимость изготовления нового трапа превысила 700 руб. [103, л. 83].

22 марта для участия в работе комиссии по обследованию технического состояния танкера «Сунгари» с целью определения целесообразности проведения капитального ремонта или списания, в Советскую Гавань командированы начальник технического отдела В. А. Климов и групповой механик Г. Ф. Буйвол [103, л. 91].

Вот что спустя годы вспоминал об этой поезде Г. Ф. Буйвол: «В 1965 г. на Совгаванский судоремонтный завод в капитальный завод встал танкер “Сунгари”, на котором в 1952—1953 гг. я работал старшим механиком. Стоимость ремонта составляла 1,4 млн руб. После того как работы были выполнены на сумму 700 тыс. руб., начальство решило списать танкер из-за отсутствия средств на их продолжение. Я настаивал, чтобы снять часть запланированных работ и тем самым уменьшить стоимость ремонта. Для этого меня и начальника технического отдела послали на завод. Там мы исключили работы на общую сумму 200 тыс. руб., так что с учетом уже заплаченного дальнейшие окончание ремонта обошлось бы в 500 тыс. руб.

Однако и после этого вопрос о списании судна не снимался. Тогда я составил подробную записку начальнику Дальрыбы А. Смолякову с просьбой отложить списание танкера, а затем записался к нему на прием. Перед приемом посоветовался с работниками технического отдела, которые не рекомендовали мне обращаться к Смолякову. Сказали, что у меня могут быть неприятности, так как вопрос о списании “Сунгари” уже решен. Несмотря на это, я все-таки пошел на прием.

Смоляков, познакомившись с моей запиской, сказал, что этот вопрос будет решать руководство Камчатрыбпрома. Спустя несколько дней меня вызвали туда на совещание, как говорят, “на ковер”. Главный инженер Камчатрыбпрома выступал за списание, причем резко высказывался против моих действий, вплоть до снятия с работы. Затем за списание судна выступили два руководителя отделов. Вдруг слово попросил начальник нефтебазы. Он поддержал меня, пояснив, что после списания “Сунгари” у нас не останется ни одного танкера, и мы будем вынуждены платить большие деньги Дальневосточному пароходству за доставку всех видов топлива не только на нефтебазу, но и на комбинаты Камчатки.

Затем еще три человека высказались за продолжение ремонта. Тогда начальник Камчатрыбпрома согласился с мнением большинства. Справедливость восторжествовала — ремонт продолжился. Его ход контролировал лучший старший механик Камчатрыбфлота — Георгий Борисович Рогозин, который плавал на танкере до ремонта и долгое время после него» [106, с. 268—269].

23 марта за долголетнюю и безупречную работу во флоте со дня его организации в связи с 30-летием УТРФ премированы ветераны: старший морской инспектор Сергей Иванович Пронин, капитан парохода «Якут» Леонид Иванович Кужель, групповой механик Александр Александрович Черняев, флагманский капитан-наставник Алексей Николаевич Моисеев, морской инспектор Евгений Иванович Чернявский, старший механик парохода «Анатолий Серов» Дмитрий Романович Винтовкин. Все они получили по 150 руб. [103, л. 105].

24 марта в 11.06 во время отхода «Красноярска» от борта плавбазы «Чукотка» с помощью морского буксира «Сигнальный», пароход навалился на плавбазу, в результате чего на «Краснояр-ске» оказался смят металлический барьер левого крыла мостика и сорваны две левые ванты фок-мачты. Это случилось из-за того, что вахтенные штурманы парохода и буксира не обеспечили безопасную отшвартовку при восьмибалльном ветре. Стальной трос диаметром 24 мм с капроновой вставкой лопнул при первом же натяжении. Стоимость восстановительного ремонта превысила 300 руб. [105, л. 68].

29 марта премирован экипаж «Гомеля», с 1 октября по 26 ноября 1965 г. выполнивший план грузоперевозок по тоннам на 100,5 % и по тонно-милям на 101,5 %. Моряки получили по 10 % своего периодного оклада. Начальнику радиостанции за нарушение правил радиосвязи премию уменьшили наполовину. За нарушение трудовой дисциплины и Устава службы на судах флота рыбной промышленности, по решению судового комитета полностью лишен премии один матрос, ее размер уменьшен наполовину двум мотористам [103, л. 131].

5 апреля установлен новый порядок представления бесплатного питания экипажам ремонтировавшихся судов. Флот заключил договоры со столовыми рыбного порта, завода «Фреза», ПСРМЗ, ПСРВ и ЖБФ. Завтраки, обеды и ужины отпускались морякам по абонементам, которые столовые выдавали капитанам по доверенностям УТРФ. Администрация судна снабжала моряков абонементами на каждый день, обязательно указывая на корешке абонемента фамилию члена экипажа. Неиспользованные за месяц абонементы возвращались столовой или переоформлялись на новый срок. «Никакие денежные расчеты (получение сдачи), кроме доплаты в случае, когда стоимость блюд превышает норму питания по абонементу, а также получение по абонементу буфетной продукции (шоколад, папиросы и т. п.) не допускаются» [96, л. 17].

20 апреля в 17.00 во время перехода ТРС «Мильково» в Петропавловск обнаружился перегрев второго цилиндра главного двигателя типа 4ДР 30/50. Его немедленно остановили. Причина отказа — попадание охлаждающей воды в цилиндр через резьбу масляного штуцера. У штуцера и во втулке цилиндра прогорела резьба. Характер прогорания свидетельствовал о том, что во время ремонта двигателя на СРЗ «Фреза» он был собран неправильно. Двигатель ремонтировался с 5 января по 7 марта с заменой всех цилиндровых втулок, поршней и штуцеров подвода смазки. Виновными в его выходе из строя признаны бригадир слесарей и мастер участка «Фрезы», а также второй механик судна, слабо контролировавший сборку доверенной ему машины [107, л. 11].

2 мая ночью стоявшие в ремонте на внешней акватории ПСРМЗ суда УТРФ СРТМ 8-411 и ТРС «Тиличики» и на внутренней акватории — теплоход «Завойко» получили значительные повреждения корпусов от налетевшего жестокого северо-западного шторма. Суда бились друг о друга и о внешний борт затопленного и используемого в качестве волнолома «Терека». Технические убытки составили 24,6 тыс. руб. Суда пришлось выводить из эксплуатации на длительное время. Их 120-суточный простой принес еще 151,4 тыс. руб. убытка [108, л. 89; 109, л. 155].

18 июня ТРС «Елизово» при заходе в Ковш коснулось грунта. Корпус не был поврежден, простоя не произошло. Стоимость водолазного осмотра удержана с виновных судоводителей [110, л. 140—141].

19 июня теплоход «Холмск» возвращался из Аляскинского залива в Петропавловск. В 15.00 корпус сильно завибрировал. В 15.07 машину остановили, осмотрели с кормы гребной винт, обнаружили отсутствие у него одной лопасти. 30 июня теплоход прибуксировал в порт электроход «Каменогорск». Водолазы доложили, что лопасть обломилась почти у ступицы винта, еще одна лопасть имеет глубокую трещину. По заключению Дальгосрыб-флотинспекции, причина поломки — нарушение правил технической эксплуатации.

Теплоход в апреле 1965 г. ремонтировался на ПСРВ и проходил докование. Ему поставили фирменный стальной четырехлопастный винт, который до этого уже дважды ремонтировался, неодно-кратно подвергаясь нагреву и правке. Дефектоскопия материала не производилась. Винт, ослабленный неоднократными воздействиями, установили на концевой вал без необходимого исследования материала. Зимой судно эксплуатировалось в тяжелых ледовых условиях, что и стало причиной поломки [104, л. 117].

20 июня на баланс УТРФ принят прибывший из Калининграда морской буксир № 6121 [109, л. 14].

15 июля, в связи с назначением на пароход «Петр Соловьев» нового капитана И. П. Колтышева, на судно в рейс до Владивостока для помощи молодому руководителю командирован капитан-наставник службы мореплавания А. А. Панов [109, л. 54].

3 августа премирован экипаж «Геркулеса» (капитан Я. П. Кудашев). С 18 июля по 30 июля в сложных погодных условиях он отбуксировал очередную «сигару» из Маго на Амуре в Петропавловск. Лес объемом 2 267 куб. м без потерь сдан отделу снабжения УТРФ [104, л. 8].

24 сентября в главной машине «Геркулеса» раздался резкий стук. С приходом в порт вскрыли золотник и обнаружили в золотниковой коробке цилиндра низкого давления сломанный крепежный болт и два выломанных куска чугуна [111, л. 95].

17 октября, в связи с тем, что списанная баркентина «Горизонт» подлежала затоплению, «Фрезе» приказано снять с нее все оборудование и металлические части. Непригодное следовало сдать в лом, а то, что могло пригодиться для ремонта других судов, «оприходовать по складу и расходовать по мере необходимости» [112, л. 34].

23 октября ТРС «Медведица» производило грузооперации у подветренного борта плавбазы «Чукотка». При отходе на гребной винт намотался кормовой шпринг. Потребовалась буксировка «Медведицы» в бухту Беринга, где винт очистила водолазная группа, размещавшаяся на плавбазе «Ламут» [102, л. 128].

25 октября в 11.50 во время перехода в район лова на теплоходе «Холмск» появился крен на правый борт до трех градусов. Попытки ликвидировать его приемом балласта не удались. Уровень в льялах не увеличивался, но обнаружилось поступление воды в оба трюма. Немедленно были приняты меры по выгрузки из трюма гофтары. В районе переменной ватерлинии правого борта на стыке переборки, разделяющей первый и второй трюмы, найдена пробоина размером 30 на 37 см. Откачать воду насосом оказалось невозможно: приемная магистраль засорилась обрывками размокшего тарного картона. В 14.26 для предупреждения затопления трюмов завели пластырь. К этому времени уровень воды в льялах увеличился до полутора метров, а крен на правый борт достиг двадцати пяти градусов. Осушались ручным пожарным насосом, а после очистки приемной магистрали — балластной помпой. В 16.26 поставили цементные ящики, и к 20.20 воду из трюмов полностью откачали. Крен был ликвидирован. 27 октября пробоину заварили с помощью моряков БМРТ «Хинган», после чего «Холмск» продолжил рейс. Возможно, что пробоина была получена вечером 24 октября во время стоянки теплохода у борта СРТР «Командор».

За решительные, правильные и своевременные меры по обнаружению и заделке пробоины наиболее отличившимся членам экипажа объявлены благодарности с занесением в личное дело: капитану П. И. Линнику, старшему штурману И. М. Щеголеву, второму штурману И. Н. Яковенко, второму механику В. И. Иванову, боцману В. И. Иванову, матросам В. П. Обухову и В. Н. Хабарову [113, л. 50—51].

29 ноября исполнилось 50 лет со дня рождения капитана теплохода «Шелихов» Степана Алексеевича Пирогова, безупречно проработавшего в рыбной промышленности свыше тридцати лет. Юбиляра наградили почетной грамотой и «ценным подарком» — магнитофоном «Яуза-5» стоимостью 180 руб. [114, л. 123].

1 декабря начался общественный смотр «повышения культуры производства, улучшения условий труда и санитарно-бытового обслуживания». На судах создавались комиссии с участием членов судовых комитетов, врачей, передовиков производства. Комиссии выявляли недостатки в содержании рабочих мест, организации труда, производственной санитарии и в других вопросах. Они разрабатывали предложения для судовых администраций и «центральной» смотровой комиссии «для принятия мер». В «центральную» комиссию входили: председатель Н. В. Филимошин, члены: начальник отдела техники безопасности Л. Е. Гершенович, начальник отдела труда и заработной платы М. В. Михайлов, начальник морской инспекции О. А. Заварин, представитель базкома Ю. С. Швырев, заместитель начальника МСС С. Д. Ярошевский, начальник технического отдела В. А. Климов. Смотр длился до 1 марта 1967 г. [113, л. 77—78].

16 декабря, «в связи с производственной необходимостью и для оказания машинной команде ТРС “Медведица” практической помощи в освоении и правильной технической эксплуатации механизмов судна», в рейс на месяц командирован механик-наставник А. Т. Дриголенко [113, л. 88].

16 декабря исполнилось 50 лет начальнику радиостанции танкера «Максим Горький» Петру Ивановичу Лощилову. За долголетний безупречный труд и в связи с юбилеем его наградили почетной грамотой и магнитофоном «Яуза-5» с гравированной памятной надписью [113, л. 92].

21 декабря ТРС «Елизово», отойдя от борта теплохода КУМФ «Леналес», стоявшего в глубине бухты Южной Глубокой, было выжато шугой и ветром на песчаную отмель. 25 декабря в 09.00 на помощь из бухты Лаврова снялась плавбаза «Ламут», которая спустя сутки с улучшением погоды смогла подойти к «Елизово». К полудню 26 декабря все работы по съемке с мели были успешно завершены [102, л. 158].

23 декабря при неблагоприятных погодных и ледовых условиях в Авачинской губе СРТР «Лещ», шедший от мыса Сигнального на базу Океанскую, в 15.35 льдами и ветром был выжат на каменистую гряду между мысом и островом Завойко. В 16.00 служба эксплуатации УТРФ направила на помощь морской буксир «Ленинградец», до этого коловший лед в бухте Раковой.

В 17.05 в ходе оказания помощи траулеру буксир развернулся лагом и сел на ту же гряду. Самостоятельно сняться он не смог. Теперь к месту аварии отправился морской буксир КУМФ «Невельской», но ввиду шторма и мелководья он оказался бесполезен. От усилившегося волнения и ударов корпуса о камни «Ленинградец» получил пробоины в подводной части. Через них затопило машинное и котельное отделения. Заделать пробоины и осушить помещения экипаж не смог, поэтому в 24.00 буксир затонул. СРТР «Лещ» ветром и льдами пронесло над грядой, и с появлением разводьев во льдах он самостоятельно вернулся в Ковш ПМРП. 24 декабря в 06.40 с «Ленинградца» сняли экипаж. Два с половиной месяца буксир снимали специалисты Экспедиционного отряда аварийно-спасательных и подводно-технических работ КУМФ. Это удалось сделать только 6 марта. Убытки от этой аварии превысили 150 тыс., затраты на аварийно-спасательные работы — еще 100 тыс. руб. [115, л. 277—278].

30 декабря премирован экипаж ТХС «Орион» за работу в Охотоморской сельдяной экспедиции. С 9 августа по 23 октября моряки перевыполнили план выпуска баночной сельди почти вдвое: вместо 30 000 произвели 58 000 банок [113, л. 158].

В 1966 г. транспортному флоту запланировано перевезти 144 000 т и сделать и 88 700 тыс. тонно-миль. Фактически перевезено 144 013 т и выполнено 99 681 тыс. тонно-миль, то есть план был выполнен на 100 и 112,4 % соответственно. Работали 33 судна: 15 сухогрузов, 10 рефрижераторных и холодильных, три танкера, лихтер «Повенец», четыре морских буксира. В ремонте стояли и не работали теплоходы «Гомель» и «Алдома», ТХС «Юпитер» и «Хоста». План по тоннам и тонно-милям выполнили 17 судов. В результате действия на более коротком «плече», чем планировалось, с тонно-мильной работой не справились пароход «Петр Соловьев», ТРС «Елизово» и «Тиличики».

Не выполнили заданий по обоим показателям 12 судов, десять из них из-за перестоя в ремонте. Это пароходы «Анатолий Серов», «Якут», теплоходы «Оленск», «Атласов», «Завойко», «Хабаров», ТРС «Коряки», «Елизово», танкер «Вега», лихтер «Повенец». Пароход «Щорс» отвлекался в качестве плавбазы на выпуск рыбопродукции. Пароход «Красноярск» много простаивал. Так, из 53 суток эксплуатации в четвертом квартале 1966 г. он потерял на Восточной Камчатке в ожидании груза и плавсредств 32 дня, или 60,4 % эксплуатационного времени.

Наилучших результатов в 1966 г. добились «Барнаул», «Максим Горький», «Холмск», «Крашенинников», «Мильково» и «Лира», перевезшие сверх задания в общей сложности 15,9 тыс. т грузов.

«Гомель» намеревался встать на техническое обслуживание 1 мая, однако в результате необеспеченности ремонтной базы весь год простоял в ожидании начала работ. «Оленск» должен был в первом полугодии пребывать в ремонте и вступить в эксплуатацию с 12 июля, но не вышел в море все второе полугодие. Теплоходы хабаровской постройки простояли в сверхплановом ремонте 196 дней. Лихтер «Повенец» вступил в эксплуатацию с опозданием в два месяца, весь год чинился морской буксир «Сигнальный».

Флот перевез (т): 37 516 рыбопродукции, 31 812 нефтепродуктов, 13 895 леса, 24 681 «разных грузов». Пароходы-плавбазы перебросили еще 36 058 т, что было меньше ожидаемого (66 400 т). Во второй половине года вместо запланированных транспортных рейсов они производили продукцию.

По сравнению с прошлым годом общее эксплуатационное время уменьшилось в связи с передачей танкера «Иртыш» Приморрыбпрому, увеличением срока нахождения судов в отстое и ожидании ремонта, а также на обработке рыбы. Ходовое время выросло на 3,8 % и составило 32,3 % ко всему эксплуатационному. Большими оставались непроизводительные простои, достигшие 24,9 % эксплуатационного времени, но их удалось снизить на 13,5 % по сравнению с прошлым годом, в основном за счет сокращения стоянок на побережьях.

В то же время наметилась тенденция ежегодного их роста в ПМРП. Определенные меры к ликвидации непроизводительных простоев принимались. Им стали, в частности, порейсовое планирование, закрепление теплоходов хабаровской постройки на грузовых линиях по перевозке тары из Усть-Камчатска на Восточную Камчатку, усиление диспетчерского контроля работы каждого судна. Но в силу сложившихся обстоятельств транспортному флоту должного внимания не удалялось. Анализ его деятельности показывает, что существовавшая почти десять лет система подчиненности транспортников УТРФ становилась тормозом в решении задачи улучшения хозяйственных и экономических показателей работы. На повестку дня становилась необходимость его выделения в самостоятельное судоходное предприятие, что и было сделано в 1967 г.

Ремонтное время несколько снизилось против 1965 г., но произошло это из-за уже упомянутой нехватки технической базы. Из-за этого не встали в ремонт «Щорс», «Барнаул», «Красноярск» и «Максим Горький», которым Регистр СССР продлил документы на право плавания без докования.

По сравнению с прошлым годом улучшилась производительность одной тонны грузоподъемности в сутки, коэффициент использования грузоподъемности (с 0,562 до 0,573), коэффициент ходового времени (на 3,3 %), уменьшилась средняя продолжительность рейсов.

Себестоимость перевозки одной тысячи тонно-миль составила 90 руб. 74 коп. вместо плановой 111 руб. 41 коп., то есть оказалась меньше на 18,5 %. Такого результата достигли снижением расходов на зарплату, амортизацию и текущий ремонт в общей сложности на 1 262 тыс. руб.

Финансовая деятельность транспортного флота в 1966 г. характеризовалась следующими данными, тыс. руб.: общие расходы — 9 045, полученные доходы — 6 222, убыток — 2 823. «Недобор» доходов объяснялся задержкой в ремонте и уменьшением фрахтовых платежей из-за изменившейся против плана фактической номенклатуры грузов. Сверхплановый убыток составил 1 724 тыс. руб. [110, л. 113—130].

Наибольшее число аварийных происшествий в 1966 г. пришлось на морской буксир «Геркулес» и теплоход «Соболево» (по шесть случаев), пароход «Петр Соловьев (пять случаев). В основном повреждались шлюпки и шлюпбалки, а также корпуса. Это чаще всего происходило на судах, работавших на промысле в отдаленных районах, где грузооперации производились в открытом море, главным образом от навалов на перегрузчики [110, л. 140—141].

Пропустить список литературы и перейти в следующей части

ИСТОЧНИКИ

  1. ГАКК, ф. Р-275, оп. 5, д. 28.
  2. Там же, д. 2.
  3. Там же, д. 32.
  4. Там же, д. 29.
  5. Там же, д. 35.
  6. Там же, оп. 4, д. 1.
  7. Там же, оп. 5, д. 54.
  8. Там же, оп. 5, д. 34.
  9. Там же, ф. Р-610, оп. 1, д. 9.
  10. Там же, ф. Р-275, оп. 5, д. 53.
  11. Там же, oп. 1, д. 134.
  12. Там же, оп. 4, д. 2.
  13. Там же, оп. 5, д. 39.
  14. Там же, д. 40.
  15. Там же, оп. 4, д. 11.
  16. Там же, д. 3.
  17. Там же, оп. 1, д. 13.
  18. Там же, оп. 4, д. 13.
  19. Там же, д. 4.
  20. Там же, oп. 1, д. 134.
  21. Там же, ф. Р-470, оп. 2, д. 10.
  22. Там же, ф. Р-275, оп. 4, д. 35.
  23. Там же, ф. Р-470, оп. 2, д. 37.
  24. Там же, ф. Р-275, оп. 4, д. 71.
  25. Там же, ф. Р-470, оп. 2, д. 179.
  26. Там же, ф. Р-275, оп. 4, д. 62.
  27. Там же, ф. Р-470, оп. 2, д. 38.
  28. Там же, ф. Р-275, оп. 4, д. 69.
  29. Там же, ф. Р-470, оп. 2, д. 40.
  30. Там же, ф. Р-275, оп. 4, д. 66.
  31. Там же, ф. Р-275, оп. 4, д. 70.
  32. Там же, ф. Р-470, оп. 2, д. 176.
  33. Там же, д. 41.
  34. За высокие уловы. Комплект за 1961 г.
  35. За высокие уловы. Комплект за 1960 г.
  36. ГАКК, ф. Р-275, оп. 4, д. 121.
  37. Там же, д. 118.
  38. Там же, ф. Р-470, оп. 2, д. 178.
  39. ГАКК, ф. Р-275, оп. 4, д. 122.
  40. Там же, д. 119.
  41. Там же, ф. Р-470, оп. 2, д. 180.
  42. Там же, ф. Р-275, оп. 4, д. 124.
  43. Там же, д. 125.
  44. Там же, д. 126.
  45. Там же, д. 129.
  46. Там же, д. 192.
  47. За высокие уловы. Комплект за 1962 г.
  48. ГАКК, ф. Р-470, оп. 2, д. 333.
  49. Там же, ф. Р-275, оп. 4, д. 189.
  50. Там же, д. 192.
  51. Там же, д. 188.
  52. Там же, ф. Р-470, оп. 2, д. 334.
  53. Там же, ф. Р-275, оп. 4, д. 185.
  54. Там же, д. 180.
  55. Там же, д. 182.
  56. Там же, д. 179.
  57. Там же, ф. Р-470, оп. 2, д. 335.
  58. Там же, ф. Р-275, оп. 4, д. 255.
  59. Там же, д. 247.
  60. Там же, ф. Р-470, оп. 2, д. 336.
  61. Там же, ф. Р-275, оп. 4, д. 247.
  62. За высокие уловы. Комплект за 1963 г.
  63. ГАКК, ф. Р-275, оп. 4, д. 251.
  64. Там же, д. 258.
  65. Там же, ф. Р-470, оп. 2, д. 509.
  66. Там же, ф. Р-275, оп. 4, д. 256.
  67. Там же, д. 253.
  68. Там же, д. 264.
  69. Там же, д. 257.
  70. Там же, д. 265.
  71. Там же, д. 329.
  72. Там же, ф. Р-470, оп. 2, д. 510.
  73. Там же, ф. Р-275, оп. 4, д. 319.
  74. Там же, д. 325.
  75. Там же, д. 324.
  76. Там же, д. 327.
  77. Там же, ф. Р-470, оп. 2, д. 677.
  78. Там же, д. 328.
  79. Там же, д. 330.
  80. Там же, д. 323.
  81. Там же, ф. Р-470, оп. 1, д. 678.
  82. Там же, ф. Р-275, оп. 4, д. 334.
  83. Там же, д. 332.
  84. ГАКК, ф. Р-275, оп. 4, д. 331.
  85. Там же, д. 333.
  86. Там же, д. 375.
  87. Там же, ф. Р-470, оп. 2, д. 693.
  88. Там же, д. 822.
  89. Там же, ф. Р-275, оп. 4, д. 379.
  90. Там же, ф. Р-470, оп. 1, д. 382.
  91. Там же, ф. Р-275, оп. 4, д. 379А.
  92. Там же, д. 380.
  93. Там же, д. 381.
  94. Там же, ф. Р-470, оп. 2, д. 823.
  95. Там же, д. 380А.
  96. Там же, д. 467.
  97. Там же, ф. Р-275, оп. 1, д. 383.
  98. Там же, д. 384.
  99. Там же, ф. Р-470, оп. 1, д. 824.
  100. Там же, ф. Р-275, оп. 4, д. 417.
  101. Там же, д. 464.
  102. Там же, д. 514.
  103. Там же, д. 464.
  104. Там же, д. 469.
  105. Там же, д. 465.
  106. Буйвол Г. Ф. История одной судьбы // Вопросы истории рыбной промышленности Камчатки. — Вып. 6. — Петропавловск-Камчатский, 2003. — 284 с.
  107. ГАКК, ф. Р-275, оп. 4, д. 466.
  108. Там же, ф. Р-470, оп. 2, д. 970.
  109. Там же, ф. Р-275, оп. 4, д. 468.
  110. Там же, д. 460.
  111. Там же, д. 470.
  112. Там же, д. 471.
  113. Там же, д. 473.
  114. Там же, д. 472.
  115. Там же, ф. Р-470, оп. 2, д. 969.

 

ЧАСТЬ 3

ТРАНСПОРТНЫЙ ФЛОТ КАМЧАТРЫБПРОМА СНОВА

В АВТОНОМНОМ ПЛАВАНИИ (1967—1968 гг.)

 

1967

9 января ТРС «Коряки» (капитан В. И. Бабинец) в районе острова Верхотурова был зажат тяжелыми льдами. Для проводки судна был вызван находившийся в этом районе теплоход КУМФ «Кодино» [1, л. 1а].

21 января тяжелые льды затерли ТХС «Мизар» в районе устья реки Ича. На помощь отправлен спасатель «Дозорный», выведший «Мизар» на чистую воду [1, л. 1].

15 февраля танкер «Лира» перекачивал дизельное топливо на ТРС «Коряки», стоявший на рейде Авачинской губы. Вместо левого танка топливо по вине старшего и второго механиков ТРС частично залито через мерительную трубку в трюм № 2. В результате испорчен груз продовольствия на сумму 8 936 руб. 09 коп. В погашение ущерба со старшего механика взыскано 400, со второго — 2 000 руб. (по тому времени для рядового моряка это была очень большая сумма) [1, л. 181].

18 февраля теплоход «Оленск» (капитан А. И. Крайнов) подвергся сильному сжатию льдами в районе Октябрьского рыбокомбината. У судна появилась течь в трюмах, оно оказалось в критическом положении. Благодаря умелым действиям, экипаж во главе с капитаном обеспечил плавучесть «Оленска». 19 февраля сжатие прекратилось, на помощь подошли спасатель «Решительный» и теплоход «Волчанск». «Оленск» в сопровождении плавбазы «Эскимос» последовал в Петропавловск. Технические убытки от этой аварии составили 30 тыс. руб. [2, л. 83—84].

1 апреля ТРС «Пенжино» (капитан Г. А. Головкин), следуя из Охотоморской экспедиции в Петропавловск и имея в трюмах подвижный груз — свежую парную рыбу, на подходе к Первому Курильскому проливу было застигнуто ураганным ветром. Капитан решил укрыться в заливе Камбальном. От ветра со снегом и принятия на борт судна большого количества воды электронавигационные приборы вышли из строя. Отдать якорь было невозможно. В 03.20 в Охотском море при отсутствии видимости ТРС коснулось грунта, но через две минуты, работая задним ходом, самостоятельно сошло с мели. При этом обнаружилась течь в балластном танке. В 06.30 с улучшением погоды «Пенжино» снялось в Петропавловск и после выгрузки встало в плановый текущий ремонт [2, л. 73].

8 апреля вышел приказ по УТРФ № 296 «О выделении из состава УТРФ КРП Петропавловского рыбного порта и транспорт-ного флота». Последний вновь превратился в самостоятельную организацию, получившую название «Управление транспортного и рефрижераторного флота», кратко именовавшуюся по-прежнему «Камчатрыбфлотом».

На баланс Камчатрыбфлота (КРФ) передавались транспортные суда и буксиры, а также жилой дом по ул. Ленинской, 59. Здание требовалось освободить, отремонтировать и к 1 июля приспособить для размещения конторы нового управления. По заявкам для плавсостава выделялись места в гостинице моряков. Судоремонтный завод «Фреза» передавал КРФ плавмастерскую № 1117 [2, л. 1—3].

Начальником КРФ назначен капитан дальнего плавания Арнольд Рихардович Янсон.

11 апреля на «Лире» во время стоянки судна на рейде Авачинской губы в 19.33 вследствие обрыва шатунного болта третьего цилиндра полностью вышел из строя вспомогательный двигатель типа 4НВД-24 мощностью 100 л. с. Для определения причины аварии назначена комиссия под председательством начальника МСС В. Т. Носкова [2, л. 7].

18 апреля вышел первый приказ, подписанный начальником КРФ А. Р. Янсоном. Документ распределял обязанности между ним, его первым заместителем В. А. Громовым, заместителем В. Г. Очеретиным и главным инженером Д. В. Романовым [2, л. 5].

19 апреля всем групповым механикам МСС предписано докладывать дежурному диспетчеру, групповым диспетчерам служб эксплуатации о ходе работ на судах, находящихся в межрейсовом ремонте. Такой доклад должен был ежесуточно предоставляться в 16.00 [2, л. 8].

24 апреля во время грузовых операций на рейде Кихчикского рыбокомбината сломалась стрела трюма № 1 ТРС «Тиличики» [2, л. 69].

25 апреля грузовая стрела ТРС «Коряки» упала на надстройку рефрижераторного отделения, повредила ее и согнулась сама. К счастью, обошлось без жертв [2, л. 69].

1 мая на баланс КРФ принята плавмастерская № 1117. Ее коллектив возглавил начальник Павел Иванович Кузнецов [2, л. 15].

5 мая созданы постоянно действующие комиссии для проверки знаний комсостава судов: при МСС под председательством В. Т. Носкова, при службе мореплавания под председательством В. Г. Очеретина. Проверка знаний начальников судовых радиостанций и радиооператоров возлагалась на механиков-наставников по электронавигационным приборам А. А. Скиндера и А. И. Стешенко. Моряки предупреждались, что за несвоевременную сдачу аттестации (за десять дней до выхода в рейс), они будут строго наказываться, вплоть до понижения в должности [2, л. 10].

6 мая утвержден перечень мероприятий по подготовке к 50-летию Великой Октябрьской социалистической революции. Воплощать этот план следовало особой комиссии под руководством В. А. Громова. В череде множества мероприятий нашлось место общему собранию по обсуждению постановления ЦК КПСС «О подготовке к 50-летию Великой Октябрьской социалистической революции»; принятию социалистических обязательств по досрочному выполнению плана 1967 г. — второго года пятилетки; представлению в КРП кандидатур передовиков производства для награждения знаком «Отличник социалистического соревнования рыбной промышленности» и грамотами Дальрыбы; проведению чествования старых большевиков, участников гражданской и Великой Отечественной войн, ветеранов труда, героев пятилетки, активных участников строительства социализма. На собраниях трудящихся следовало «всенародно отметить память товарищей, павших в борьбе за установление и упрочение Советской власти». Капитанам судов надлежало составить собственные планы по подготовке к празднованию юбилея и к 1 июня предъявить их руководству флота [2, л. 31].

10 мая для оперативного решения вопросов по разбору аварий, нарушений правил технической эксплуатации и трудовой дисциплины, рассмотрения предложений по улучшению ремонта и эксплуатации судов и изучения методов работы передовых экипажей на общественных началах созданы совет механиков и совет капитанов «из числа передовых старших механиков и капитанов» [2, л. 13].

15 мая на «Хабарове» вышел из строя главный двигатель. Теплоход с катером на буксире находился в районе мыса Африки вблизи берега. Помощь подали «Тиличики» (капитан В. Я. Полторанин), подошедшие к аварийному теплоходу, взявшие его вместе с катером на буксир и доставившие на рейд Усть-Камчатска [2, л. 27].

15 мая утвержден план заготовки и сдачи лома цветных металлов. Каждое судно должно было сдать их за год от 600 (плавмастерская) до 25 кг (малые теплоходы). Начальник флота предупреждал капитанов, что «настоящий план является обязательным, и премии экипажам за грузоперевозки будут выплачиваться только при условии его выполнения» [2, л. 17].

17 мая в 12.30 «Поярков» под командованием старшего помощника капитана вышел в Авачинскую губу на ходовые испытания для сдачи судна Регистру СССР. В 13.55 судно село на мель в районе лайды. В 17.00 на него прибыл капитан Ю. В. Титов. В 18.30 подошедший буксир «Москвич» стянул теплоход с мели, после чего «Поярков» вернулся в порт. На следующий день при водолазном осмотре признаков повреждения подводной части корпуса, винта и руля не обнаружено.

По результатам расследования этого происшествия старший помощник капитана, ушедший с мостика обедать и оставивший за себя второго помощника, освобожден от должности и уволен. В счет погашения убытков за работу буксира с него удержана треть месячного оклада. Второй помощник капитана получил строгий выговор и денежный начет, также в размере трети оклада [2, л. 25].

22 мая для обеспечения рейса «Пояркова» и передачи опыта его вновь назначенному капитану в рейс на теплоходе откомандирован капитан-наставник службы мореплавания Е. И. Чернявский [2, л. 23].

22 мая создана общефлотская комиссия по организации смотра-конкурса рационализаторской работы под председательством главного инженера В. Д. Романова [2, л. 24].

23 мая состоялась первая общефлотская конференция, на которую моряки делегировали 106 чел. Избран базовый комитет флота (базком). Председателем базкома избран Николай Александрович Козлов, его заместителем — Алексей Павлович Желудков, казначеем — Вера Вениаминовна Исаева. Принят коллективный договор, выбраны участники постоянно действующего производственного совещания.

Моряки ответственно и серьезно подошли к выборам делегатов конференции. Экипаж «Якута» радиограммой от 18 мая известил конференцию о выдвинутых представителях: «Общесудовое профсоюзное собрание избрало на общефлотскую профсоюзную конференцию делегатами Чернявского Евгения Ивановича, Громова Валентина Алексеевича, Карканова Сергея Степановича. 0369. Кужель, Мамцов».

А вот выписка из протокола судового профсоюзного собрания моряков «Гомеля» за 19 мая 1967 г.: «Повестка собрания: вы-движение кандидатуры на общефлотскую конференцию. На собрании присутствовало десять членов профсоюза. Электромеханик Денисенко выдвинул в кандидаты одного из старых членов профсоюза боцмана теплохода “Гомель” Федорина П. Ф. За данную кандидатуру голосовали единогласно. Председатель собрания Своровский. Секретарь собрания Кулик» [3, л. 1—5, 53, 76].

29 мая в Ленинград для участия в конференции по водообработке и использованию горюче-смазочных материалов, проводимой проектным институтом «Гипрорыбфлот», откомандирован механик-наставник МСС М. С. Дулин [2, л. 36].

1 июня в штат МСС введена должность механика-наставника по судоремонту [2, л. 41].

10 июня состоялось первое заседание совета капитанов. Повестка дня включала избрание президиума совета и разбор так называемых «персональных дел». Председателем совета избран начальник службы мореплавания В. И. Афанасьев, секретарем — Г. А. Маслов. От отдела кадров присутствовал его начальник Н. Н. Пименов, а также капитаны судов: «Гоголь» — Ерошкин, «Оленск» — Крайнов, «Сигнальный» — Гуров, «Добрыня» — Сафин, «Орион» — Фузеев, «Юпитер» — Попков, «Плутон» — Подрыгуля, «Вега» — Левкович, «Коряки» — Трапезников, «Мильково» — Егоров, «Пенжино» — Головкин, «Алдома» — Силаков. Единогласным решением капитанов в президиум избраны В. И. Афанасьев, Е. И. Чернявский, Г. А. Маслов.

Помимо решения отдельных производственных вопросов, совет капитанов, также как и совет старших механиков, занимался воспитательной работой в форме изучения «персональных дел», как правило, дисциплинарных или связанных с нарушением действующих на флоте уставов и традиций. В то время считалось, что такое «общественное воздействие» со стороны старших по возрасту, житейскому опыту, служебному положению и приобретенному авторитету моряков должно способствовать исправлению провинившихся. Это вполне укладывалось в многовековую отечественную общинную традицию и нередко давало положительные результаты.

Вот пример такого воздействия. С сообщением по «персональному делу» старшего помощника капитана «Ориона» Е. выступил председатель совета В. И. Афанасьев. По его словам, Е., 1935 г. р., в 1954 г. окончил Петропавловскую мореходную школу со званием штурмана малого плавания, после чего работал матросом, затем стал помощником капитана. Получил ряд взысканий за пьянство. В октябре 1964 г. за пьянство и хулиганство на год лишился диплома. 23 мая 1967 г. из-за нетрезвого состояния Е. отход «Ориона» был задержан на восемь часов, судно находилось в антисанитарном состоянии.

Выступивший Е. признал свои проступки. Капитан «Ориона» сообщил, что в последнее время его старпом не пьянствует, с работой справляется. Капитан предложил оставить старпома на судне в той же должности до первого замечания под его ответственность. Начальник отдела кадров Н. Н. Пименов рекомендовал объявить виновному строгий выговор.

«Слово предоставлено тов. Е.: “Прошу дать испытательный срок, заверяю совет капитанов, что больше такое не повторится”.

Единогласно решено: объявить Е. строгий выговор, предупредить, что при повторном нарушении Устава службы на судах флота рыбной промышленности к нему будут приняты самые строгие меры» [4, л. 1—2].

12 июня решено ежеквартально проводить смотры-конкурсы организации техники безопасности и санитарного состояния судов. Смотровая комиссия действовала под председательством главного инженера В. Д. Романова. Победителям смотра-конкурса полагались премии: три первых по 70, пять вторых по 50 и десять третьих по 20 руб. [2, л. 46].

15 июня при перешвартовке теплохода «Шелихов» в ПМРП потерял ногу ниже колена матрос, находившийся на баке. При травлении буксира его нога попала в колышку, которую вначале прижало к кнехту, а затем полностью передавило [5, л. 19].

16 июня для обеспечения нормальной работы плавмастерской № 1117 возле нее решено поставить пароход «Барнаул», на котором временно разместить: склад красок, химикатов, пиротехники, металла, запчастей и материалов; столовую для экипажа мастерской и судоремонтников и общежитие для рабочих на 16 мест. Ответственность за безопасную стоянку мастерской и наблюдение за порядком на ней в нерабочее время возлагалась на капитана «Барнаула» А. А. Кузнецова. Ему же в оперативном отношении подчинялся и капитан мастерской [2, л. 57].

2 июля ТРС «Соболево» в 00.54 на выходе из Ковша столкнулось с плашкоутом, ведомым буксиром «Ленинград», получив в левом борту в трюме рваную пробоину шириной около метра и деформацию бортового стрингера [2, л. 153].

10 июля организован технический совет под председательством главного инженера В. Д. Романова. На него возложена работа по научной организации труда и внедрению рационализаторских предложений и изобретений. В состав совета вошли: заместитель председателя, он же начальник МСС В. Т. Носков, механики-наставники М. С. Дулин, Г. Ф. Буйвол, А. П. Желудков, групповой электромеханик Л. А. Крупин, групповой инженер по холодильным установкам А. И. Степанов, начальник морской инспекции В. И. Афанасьев, капитан-наставник Е. И. Чернявский, главный диспетчер И. К. Хлюстов, начальник планово-экономического отдела В. В. Исаева, начальник отдела снабжения К. Н. Пиянзин и главный бухгалтер С. С. Карканов [2, л. 93].

11 июля создан технико-экономический совет под председательством начальника флота А. Р. Янсона [2, л. 94].

29 июля, учитывая большой объем работ, проводимых МСС по холодильному оборудованию, штат службы пополнился инженером-механиком с месячным окладом 140 руб. [2, л. 119].

Июль. В преддверии наступающего 50-летия Великой Октябрьской социалистической революции Камчатская область за успехи в развитии народного хозяйства была отмечена высшей наградой страны — орденом Ленина. Вот как откликнулись на это событие моряки теплохода «Беринг»: «Отвечая на заботу партии и правительства, экипаж пересмотрел обязательства, принятые в честь 50-летия Советской власти. Решено план третьего квартала по перевозке груза и тонно-милям выполнить к 1 сентября, доставить адресатам  сверх квартального плана 600 т, годовой план по грузоперевозкам и тонно-милям выполнить к 25 августа, перевезти сверх годового 1 500 т и сделать 200 тыс. тонно-миль. По поручению команды капитан Хлопков».

А вот что сообщали с «Максима Горького»: «В ответ на награждение тружеников Камчатки высшей правительственной наградой — орденом Ленина — экипаж судна обязуется сделать юбилейный рейс к 50-летию Октября, сверх плана перевезти 900 т груза. По поручению экипажа капитан Ковалев» [6, № 169].

7 августа теплоход «Завойко» под командованием капитана Д. И. Хаби сел на мель в устье реки Пахачи. Потеряно 52 часа эксплуатационного времени, но обошлось без повреждений.

27 августа в 04.52 в котельном отделении «Геркулеса», стоявшего у ПМ-1117, возник пожар. Благодаря бдительному несению вахтенной службы на находившемся рядом буксире «Маячный», пожар был замечен и ликвидирован в основном силами экипажа «Маячного». Виновником возгорания оказался третий механик «Геркулеса», который, будучи в нетрезвом состоянии, без всяких оснований снял с вахты кочегара, а машиниста отпустил на берег. Сам же улегся спать в машинном отделении при работающих форсунках котла. Мазут, выходящий из них, не успевал сгорать и вытекал на плиты котельного отделения, что и привело к пожару, убытки от которого составили 2 060 руб. 63 коп.

Дело на механика было передано в прокуратуру, вахтенный помощник капитана «Геркулеса» получил выговор, самого капитана отстранили от должности и на шесть месяцев перевели на меньшее судно. Котельному машинисту «Геркулеса» Михайлову, с риском получить ожоги перекрывшему подачу мазута к форсункам, объявлена благодарность. За бдительное несение службы и принятие мер по ликвидации пожара благодарности получили моряки «Маячного»: старший штурман Харамзин, старший механик Урадовский, боцман Селищев, матрос Пискарев, моторист Кошелев [2, л. 164]. Поврежденный «Геркулес» выведен из эксплуа-тации до конца года.

1 сентября буксир «Маячный» передан Октябрьскому рыбокомбинату . В этот же день Олюторский комбинат получил буксир «Загорский» [2, л. 158].

4 сентября работники аппарата управления КРФ переведены на пятидневную рабочую неделю с двумя выходными. Начало рабочего дня установлено в 08.30, обеденный перерыв — с 12.00 до 13.00, окончание работы — в 17.45, а в пятницу — в 17.30 [2, л. 141].

4 сентября объявлено, что решением коллегии Главного управления рыбной промышленности и президиума областного профсоюза рабочих пищевой промышленности по итогам социалистического соревнования за второй квартал 1967 г. экипажу «Петра Соловьева» присуждена третья премия в сумме 935 руб., а морякам «Беринга» — третья премия в 565 руб. [2, л. 155].

8 сентября при заходе в порт Маго потерял гребной винт ТРС «Мильково». Винт подняли водолазы. Экипаж предъявил его и гребной вал инспектору Регистра СССР, который разрешил установить винт из расчета на один переход до Петропавловска. После окончания работ и пробной работы главного двигателя на переменных ходах было принято решение выйти в море. 27 сентября в реке Амур винт вновь сошел с места, после чего «Мильково» прибуксировали в Маго, где установили новые гребной вал, винт и крепящую его гайку. Вины экипажа в происшествии не установлено. Старшего механика ТРС «Мильково» Владислава Степановича Васильева, а также старших механиков всех судов, предупредили о том, что при стоянке в доке особое внимание следует уделять ремонту винто-рулевой группы и проверке состояния гайки-обтекателя [2, л. 306—307].

11 сентября установлена продолжительность обеденного перерыва для сотрудников управления флота в 45 минут: с 12.00 до 12.45 [2, л. 162].

14 сентября всем старшим механикам судов приказано сдавать отходы азотнокислого серебра, использовавшегося для определения солености котловой воды, в теплотехническую лабораторию УТРФ. Они предупреждались, что «в противном случае пополнение реактивами судовых лабораторий производиться не будет». Делалось это по распоряжению Дальрыбы и Камчатрыбпрома, утвердившим флоту план сдачи отходов серебра на 1967 г. в количестве 3,85 кг.

Об экономии драгоценных металлов заботились на самом высоком уровне: 25 апреля 1967 г. Совет Министров СССР принял постановление № 372 «О плане отпуска драгоценных металлов и драгоценных камней на 1967 г.» [2, л. 169].

1 октября «Мильково» во время постановки на якорь в Сахалинском заливе, работая задним ходом, снова потеряло гребной винт и оказалось в аварийном положении. Капитану «Щорса» была дана команда следовать к «Мильково» и отбуксировать его в Петропавловск. 11 октября «Щорс» благополучно завершил эту операцию. За выполнение задания и добросовестное отношение к работе морякам «Щорса» объявлены благодарности. Среди них: капитан Н. Г. Рой, старший помощник капитана В. Д. Матяж, второй помощник капитана М. М. Ульев, начальник радиостанции Н. И. Динега, боцман И. Д. Стариков, матросы А. Т. Хвалюн, И. С. Петров, Г. И. Комар, В. А. Подходов, С. А. Петров, М. И. Хегай и Д. И. Плишкин [2, л. 249].

3 октября решено начать внедрение на судах изобретение инженера Б. П. Григорьева «Способ продления срока службы деталей трения и смазочных масел машин». Это новшество заключалось в установке в систему смазки двигателей так называемого «аппарата стабилизации смазочного масла» типа АСМ-25. Проверка показала, что его применение позволяет вдвое увеличить ресурс между моточистками, снизить износ деталей цилиндропоршневой группы и в несколько раз увеличить срок службы циркуляционного масла.

При испытании изобретения на ПСРВ было установлено, что широко распространенный на флоте двигатель типа «Букау-Вольф» мощностью 300 л. с. проработал без замены масла 7 000 часов (втрое больше нормы). При этом отмечен незначительный износ деталей цилиндропоршневой группы, а вкладыши мотылевых и рамовых подшипников не только не износились, а наоборот, имеют прирост «белого металла» (то есть баббита) 0,02 мм.

Для внедрения изобретения назначена комиссия. С 20 по 30 сентября на ПМ-1117 инженер Григорьев передавал опыт по практическому применению изобретения, изготовлению сплава натрия с оловом, установке аппарата АСМ-2 на теплоход «Оленск». Изобретателю были выплачены 150 руб. авторского вознаграждения [2, л. 176—178].

15 октября для обеспечения безопасности плавания и наблюдения за техническим состоянием судов в период осенне-зимней навигации их выход в море разрешался только после осмотра комиссией с обязательным составлением акта. Председательствовал в комиссии начальник службы мореплавания В. И. Афанасьев, ее членами состояли начальник МСС В. Т. Носков и начальник отдела связи А. А. Скиндер [2, л. 203].

18 октября в преддверии наступающей зимы подписан приказ № 126 «О мерах по борьбе с обледенением». Для судов типа ТРС, ТХС, буксиров, танкеров «Вега» и «Лира» требовалось разработать типовое расписание экипажа по борьбе с обледенением. Минимальный перечень необходимых для этого инструментов включал: две пешни с деревянными ручками, пять кайла, два лома, три стальных скребка, два топора с длинной ручкой, пять подборных лопат, две пятикилограммовые кувалды и два деревянных молота. На командирских учебах следовало изучить брошюры и магнитофонные записи с лекциями о борьбе со льдом [2, л. 201—202].

29 октября на «Юпитере» произошла авария главного двигателя: расплавился мотылевый подшипник второго цилиндра. Старший механик П. В. Легнев решил продолжить работу главного двигателя на семи цилиндрах. «Юпитер» пришел в Петропавловск своим ходом и был поставлен в плановый ремонт. Вины экипажа в случившемся не усмотрено [2, л. 307].

1 ноября окончился навигационный период для малых теплоходов проекта 229. Все суда этого типа становились на отстой и ремонт. Для обеспечения хорошей организации судовой службы, безопасной стоянки и поддержания дисциплины среди моряков они объединялись в караван. Руководить им назначен капитан «Дежнева» В. Г. Кисель [2, л. 228].

5 ноября в Оссорской больнице во время рейса скончался капитан «Ориона» Григорий Ильич Каптенор, один из опытнейших и стареших судоводителей флота [2, л. 239].

6 ноября технический совет КРФ рассматривал состояние парохода «Барнаул». Ранее его предполагали поставить для защиты ПМ-1117 и ремонтируемых судов, а в следующем году перегнать в Находку для сдачи в металлолом. Но разразившийся 2 октября шторм разбил корпус старого судна и первоначальные планы. Укрытия из парохода не получилось. Нужно было либо буксировать его в бухту Бабия для зимовки с последующим ремонтом корпуса для оправки в Находку, либо затопить на Моховой. По словам главного инженера В. Д. Романова, «флот, плавмастерскую надо базировать на Моховой. Это указание Камчатрыбпрома. Затопить навечно “Барнаул” нельзя, так как металлолом нужен стране. Лучше его притопить в бухте Бабия, так как на Моховой он только будет мешать строительству мастерских и стоянке, да и поднять его будет невозможно». В итоге совет решил убрать «Барнаул» с Моховой, как мешающий плавмастерской и не обеспечивающий ее защиты, а взамен поставить «Красноярск» для «обеспечения развития судоремонтной базы без вывода его механизмов из действия. “Красноярск” предварительно загрузить солью или углем» [7, л. 14—15].

13 ноября для участия в работе квалификационной комиссии по приему выпускных экзаменов от выпускников-судомехаников Октябрьского профессионально-технического училища откомандирован механик-наставник М. С. Дулин [2, л. 243].

21 ноября началась техническая учеба судомехаников и штурманов. Она должна была еженедельно с девяти утра по вторникам и средам проходить в помещении красного уголка УТРФ. Окончание занятий намечалось на 28 мая 1968 г. [2, л. 264].

30 ноября КРФ получил от УТРФ пионерский лагерь «Дружба». Зимний штат лагеря включал завхоза и трех сторожей [2, л. 274].

3 декабря теплоход «Поярков» объявлен комсомольско-молодежным судном [2, л. 289].

После выделения из состава УТРФ Камчатрыбфлот включал:

— плавмастерскую ПМ-1117, полученную вместо оборудованной осенью 1956 г. судоремонтной мастерской на ЖБФ. Последнюю передали УТРФ десять лет назад при слиянии флотов;

— сухогрузный флот из пяти пароходов (общая грузоподъемность 10 016 т), четырех теплоходов типа «Тисса» (3 140 т), десяти малых теплоходов хабаровской постройки (2 500 т), восьми транспортно-рефрижераторных судов (1 986 т) и шести транспортно-холодильных судов (390 т);

— четыре танкера (2 130 т);

— несамоходный лихтер «Повенец» (3 000 т);

— четыре морских буксира;

— учебное судно для мореходного училища — бывший грузопассажирский пароход «Гоголь».

Транспортный флот суммарно вмещал 23 162 т.

В 1967 г. КРФ при грузовом плане 175 000 перевез 204 959 т (117,1 %) и вместо 115 500 сделал 140 173 тонно-миль (121,4 %). При общем выполнении плана суда не перевезли 1 850 т рыбы ввиду того, что заявки, поданные УТРФ, оказались ниже плановых ожиданий. Не выполнен план по углю. Его доставка из Корфа была очень невыгодной: на тонну топлива приходились 6 руб. убытка. Поэтому суда под него не выставлялись [5, л. 1—3].

Из 39 работавших судов выполнили годовые планы по тоннам и тонно-милям только 28. Они перевезли сверх плана 45 251 т. Хорошо работали экипажи «Петра Соловьева» (138 %), «Беринга» (213 %). Не справились с заданиями «Щорс», «Якут», «Оленск», «Мильково» и «Тиличики». Деятельность «Якута» и «Щорса» оценивалась как неудовлетворительная: 79,1 и 49,3 % плана соответственно [5, л. 5].

Основная доля простоев пришлась на ПМРП, Владивосток и пункты побережья. Наиболее характерным видом простоев являлись ожидание очереди под погрузку или разгрузку и плохая погода. Так, «Якут» в рейсе по Западной Камчатке с 19 февраля по 8 мая потерял из-за штормов 54 суток. «Щорс» в рейсе с 11 января по 12 февраля в порту Корсаков простоял в ожидании очереди 3,5 суток, в Петропавловске — 4,8 суток [5, л. 13].

В конце декабря «Меркурий», «Лира», «Сунгари», «Академик Губкин» и «Гомель» встали на капитальный ремонт. На отстой и в ожидании ремонта выведены «Красноярск», «Холмск» и «Орион». В наиболее плохом техническом состоянии находились «Орион», «Меркурий», «Академик Губкин», «Гомель», «Холмск», «Анатолий Серов», «Лира» и «Сунгари», «Геркулес».

За 1967 г. текущий и профилактический ремонты с докованием прошли 38 судов. На каждом из них имелись графики планово-предупредительных осмотров и ремонтов механизмов. Продлить эксплуатационный период и сократить сроки ремонта в 1968 г. предполагалось оборудованием 35 главных двигателей аппаратами инженера Б. П. Григорьева, обеспечением всех судов приборами теплотехнического контроля, увеличением объема саморемонта на 400 тыс. руб. и постройкой берегового ремонтного цеха в районе Петропавловского рыбокомбината [5, л. 15].

В течение 1967 г. на флоте произошло девять аварий с ущербом 64 тыс. руб., 16 аварийных происшествий с потерей 68 тыс. руб. и два ледовых случая с ущербом 16 тыс. руб. Наиболее крупными авариями являлись:

— выход в январе из строя на ТРС «Медведица» водогрейного котла. Шесть его секций получили трещины и не подлежали восстановлению. Трещины образовались из-за подачи в перегретый котел холодной воды. Виновный в этом третий механик лишен диплома на месяц, с него удержана треть оклада, четвертый механик понижен до моториста на три месяца. Ущерб составил 7 тыс. руб.;

— утеря в сентябре ТРС «Мильково» гребного винта по вине дока СРЗ «Фреза». Убыток 10,5 тыс. руб.;

— поломка в октябре на одном из судов электрощита. Убыток 23,3 тыс. руб.

Все аварии и аварийные происшествия разбирались на совете капитанов и совете механиков, виновных строго наказали.

За 1967 г. произошло 13 несчастных случаев, приведших к потере 432 рабочих дней. Самый тяжелый случай окончился ампутацией ноги матроса теплохода «Шелихов». С целью предотвращения подобных происшествий за год морякам и береговому персоналу были прочитаны 202 лекции по технике безопасности. На судах прошли смотры-конкурсы, победителями которых стали экипажи «Максима Горького», «Корсакова» и «Гомеля», получившие благодарности. На 12 судах работали общественные инструкторы по технике безопасности [5, л. 18—19].

Большие сложности испытывала плавмастерская ПМ-1117: на ней отсутствовали складские помещения. Поэтому своевременно не подвозились ремонтные материалы, что влекло простои. С планом справились только ее электроцех. Остро недоставало квалифицированных рабочих.

Себестоимость перевозки одной тысячи тонно-миль по плану должна была составить 92,3, фактически же оказалась равной 85,2 руб. Снижение на 8 % произошло за счет перевыполнения плана грузоперевозок. Финансовый результат работы флота за 1967 г. выразился в следующих цифрах: плановый убыток 1 345, фактический — 1 197 тыс. руб. [5, л. 20, 22].

Для сравнения: за 1966 г., будучи в составе УТРФ, транспортные суда принесли убыток 2 323 тыс. руб. [8, л. 9].

Плавсостав в 1967 г. насчитывал 1 295, в судоремонтных мастерских трудились 72, а в аппарате управления и отделе снабжения — 97 чел. [9, л. 3].

При выделении из УТРФ транспортному флоту достались суда с неукомплектованными экипажами. Особенно недоставало дипломированных специалистов. Так как заработки плавсостава на транспортных судах были намного ниже, чем на промысловых, желающих работать в КРФ оказалось мало. Плавсостав переводился из УТРФ в КРФ без личного согласия. Число работников, «переданных» помимо их желания, составило около 40 %, хотя в приказах указывалось: «Основание — личное согласие». Большинство таких моряков настаивало на возвращении их в УТРФ, с которым они заключили трудовые договоры. Это ни в коей мере не способст-вовало укреплению трудовой дисциплины.

В апреле 1967 г. в КРФ насчитывалось (в % от потребности): капитанов — 74, штурманов — 68, старших механиков — 74, номерных механиков — 74, электромехаников — 27, радиоспециалистов — 39, матросов — 81, мотористов — 72, поваров, пекарей и обслуживающего персонала — 50, а боцманов — всего 5. В итоге  флот оказался укомплектован основными специалистами лишь на 65 % от необходимого.

«О ненормальном положении с кадрами и нечестном поведении руководства Тралфлота при разделении кадров Камчатрыб-флотом неоднократно ставился вопрос перед Камчатрыбпромом и горкомом КПСС. Камчатрыбпром обещал удовлетворить поданные заявки на 115 молодых специалистов. Горком КПСС предложил Тралфлоту не препятствовать в переходе в Камчатрыбфлот отдельным лицам плавсостава, изъявившим на это желание, но данное указание горкома не выполнялось. Тралфлотом было отказано в переходе капитанам Авдееву, Гостеву, Крендель, Дубовскому и многим другим» [9, л. 19].

КРФ был вынужден обратиться за помощью в наборе кадров к морскому агентству УТРФ, которое наняло во Владивостоке 55 чел., в основном рядового состава и обслуживающего персонала. До конца 1967 г. флот испытывал нехватку рабочих рук. К 1 января 1968 г. он был обеспечен в целом на 84, а комсоставом — на 61 % [9, л. 18—19].

Ощущая острый недостаток кадров, КРФ был вынужден брать людей на месте без тщательного отбора, что порой удовлетворяло потребность отходящих судов лишь на один рейс. При повторном посещении Петропавловска отдельные члены экипажей отставали от судов или списывались за нарушение трудовой дисциплины. В течение девяти месяцев в 1967 г. было принято 636, а уволено 337 чел. [9, л. 21].

Осенью и зимой с комсоставом судов по специальным программам один раз в неделю проводилась так называемая «командирская учеба». На ней разбирались аварии, изучались новинки техники, передовые приемы эксплуатации судов и механизмов.

«В свете последних решений партии и правительства» большое внимание уделялось политическому и экономическому образованию моряков и работников аппарата управления. Им предоставлялся добровольный выбор формы учебы. При управлении 31 сотрудник занимались на семинаре по экономическим проблемам, восемь — «в группе третьего года по изучению основ марксизма-ленинизма». На большинстве судов проводилась учеба по программе второго года обучения политшкол, а на крупных судах, где имелись помполиты, для командного состава были организованы кружки изучения основ марксизма-ленинизма.

Занятия давали результаты. Отчеты капитанов на балансовых комиссиях свидетельствовали о пользе экономической учебы. Отдельные командиры грамотно анализировали деятельность своих судов и давали дельные предложения о более рентабельном их использовании. Здесь особенно отличился капитан «Беринга» К. И. Хлопков.

Моряки показывали и большое стремление к получению высшего, среднего и среднетехнического образования. Заочно занимались 99 чел., из них 20 — в вузах, 28 — в техникумах, 17 — в школах рабочей молодежи. В вузах учились: старший механик «Оленска» В. И. Ралдугин, начальник радиостанции «Щорса» Н. И. Динега, старший механик «Пенжино» А. Е. Чекуров. В техникумах занимались: третий помощник капитана «Гоголя» А. Д. Бабин, электрорадионавигатор этого же парохода Ю. И. Казачонок и другие. Им было, с кого брать пример — в 1967 г. успешно окончил заочное обучение в вузе начальник флота Арнольд Рихардович Янсон, получивший диплом инженера-судоводителя [9, л. 26—27].

Внимание уделялось и работе с «трудными» подростками. В КРФ таких насчитывалось пятеро: двоих приняли на должности учеников в плавсостав, троих — учениками на ПМ-1117. «Это — бывшие школьники, которые слабо учились, им надоела учеба, и они не были вовлечены в комсомол. В данное время обучаются в общеобразовательной школе два подростка, работающие на плавмастерской». Ребят «закрепили» за опытными специалистами. Все они находились в цехах с благоприятными условиями труда, с сокращенным рабочим днем в дневное время. Комсомольские организации пытались вовлечь этих «трудных» пацанов в общественную работу [9, л. 28].

Лучшие люди выдвигались на «самостоятельные участки работы капитанов и старших механиков». Среди них: капитан «Пояркова» Б. И. Евдокименко, капитан «Максима Горького» А. И. Ковалев, капитан «Геркулеса» Ф. Н. Кустов.

Списки флота в 1967 г. насчитывали 49 капитанов. Ни один из них не имел высшего образования, 32 окончили мореходные училища, 17 — УКК. По уровню квалификации они делились так: рабочий диплом капитана дальнего плавания имели 16, штурмана дальнего плавания — 27 и капитана малого плавания — шестеро. В КПСС состояли 29 чел. (59 %), комсомольцев не было. Должности капитанов до двух лет занимали 12, от двух до пяти — тоже 12, от пяти до десяти лет — 14, свыше десяти лет — 14 чел. Возраст менее 30 лет имел только один капитан, до 40 лет — 27 чел., 40—50 лет — 10 чел., свыше 50 лет — 11 чел.

Схожая статистика наблюдалась и среди старших механиков. Таковых насчитывалось 56 чел. Высшего образования из них не имел никто, среднетехническое — 30, курсовое — 26 чел. Рабочий диплом механика первого разряда имели 10, второго — 29, третьего — 17 чел. В рядах КПСС состояли 22 чел. (39 %), в комсомоле — пятеро. Менее двух лет в должности состояли 13, от трех до пяти лет — один, от пяти до десяти лет — 28, свыше десяти лет — четверо. Возраст до 25 лет имел один «дед», 26—30 лет — семеро, до 40 лет — 32, 40—50 лет — семеро, свыше 50 лет — девять человек [9, л. 30—31].

Качественные показатели командного плавсостава приведены в табл. 5 [9, л. 35].

Таблица 5

Специальность      Общее                  Образование

кол-во   высшее   среднетехническое     УКК

Судоводители     201    8 (4,0 %)   126 (63,0 %)       67 (33,0 %)

Судомеханики    160    1 (0,6 %)     95 (60,0 %)     64 (34,4 %)

Электромеханики    20     —              6 (30,0 %)                14 (70,0 %)

Радиоспециалисты    45   —             16 (35,5 %)               29 (64,5 %)

За политико-моральным состоянием на судах флота наблюдали и воспитывали подчиненных в духе «марксистско-ленинского учения» шесть первых помощников капитанов, четверо из них имели высшее образование [9, л. 32].

Как видно, доля «практиков», окончивших УКК, в среднем составляла 50 %. С целью их постепенной замены флот проводил «большую работу по вовлечению в заочное обучение при ПКМУ».

К концу 1967 г. на флоте имелось 84 молодых специалиста, 28 из них работали на должностях рядовых моряков, набирая требуемый для получения рабочих дипломов ценз. С первого же дня прибытия молодежи руководство флота, партком и базком проявляли к ней «отеческую заботу». На судах «молспецы» сразу же вливались в дружную моряцкую семью, им оказывалось содействие в быстрейшем наборе ценза, изучались способности и стремления каждого специалиста. Практиковалась специализация молодежи на определенной группе типовых судов.

Многие молодые моряки с первого же дня работы зарекомендовали себя как хорошие производственники и активные участники в общественной жизни коллективов. Среди них выделялись: радист «Ориона» Ю. Д. Аверьянов, третий механик «Веги» Н. И. Зимин, второй механик «Паратунки» Ким Ен Бе, третий помощник капитана «Соболево» В. В. Коротич, третий механик «Плутона» В. В. Чебаков. Капитаны, старшие помощники и старшие механики содействовали молодым специалистам в практическом освоении морской специальности, делясь с ними собственным многолетним опытом работы [9, л. 35—37].

Имея хорошую теоретическую подготовку и перенимая опыт «стариков-практиков», молодежь уверенно осваивала специальности. В течение 1967 г. 34 молодых специалиста продвинулись по службе, 21 получили первые рабочие дипломы и впервые приступили к самостоятельному несению вахты на ходовом мостике, в машинном отделении или в радиорубке. В их числе третий помощник капитана «Завойко» В. Я. Букин, третий механик «Елизово» Е. Р. Клименко.

Для способствования техническому росту, воспитанию, изучению потребностей и поднятию личной инициативы молодых моряков при главном инженере КРФ был создан совет молодых специалистов под председательством А. И. Степанова [9, л. 40].

Весь 1967 г. в стране проходил под лозунгом «достойной встречи 50-летия Советской власти». Не остался в стороне и КРФ. Среди экипажей его судов развернулось социалистическое соревнование за выполнение плана грузоперевозок за два года пятилетки к 7 ноября и пятилетнего плана — к 100-летию со дня рождения «основателя Коммунистической партии и Советского государства» В. И. Ленина, исполнявшемуся 22 апреля 1970 г.

Наилучших результатов в соревновании добился экипаж «Петра Соловьева», выполнивший годовой план грузоперевозок еще в августе 1967 г., а к 7 ноября его моряки справились с повышенными социалистическими обязательствами и перевезли 25 тыс. т груза. Экипажу «Петра Соловьева» присвоили звание «Имени 50-летия Октября». Такое же почетное звание получил и экипаж «Беринга», также выполнивший годовой план грузоперевозок еще в августе, а к концу года перевезший дополнительно 5 806 т.

Досрочно выполнил планы двух лет пятилетки с хорошими доходами танкер «Максим Горький». Его экипажу вручено на вечное хранение памятное Красное знамя горкома КПСС и горисполкома и присужден вымпел МРХ СССР, а за работу в третьем квартале — Всесоюзная премия. Такую же премию получили экипажи «Дежнева» и «Беринга» и в целом весь коллектив КРФ.

К годовщине 50-летия Советской власти досрочно выполнили годовые планы грузоперевозок 18 судов, среди них «Красноярск», «Атласов», «Алдома», «Завойко», «Коряки» и другие.

За высокие производственные показатели поощрили 565 чел. Знак «Отличник рыбной промышленности» получили семеро, на Доску почета флота занесены трое моряков. Вручены 153 грамоты, объявлены 352 благодарности, вручены 42 ценных подарка и сняты шесть ранее объявленных взысканий. За успехи знаком «Отличник соцсоревнования» наградили капитана «Прилива» Я. П. Кудашева, начальника радиостанции «Максима Горького» П. И. Лощилова, старшего механика «Беринга» Н. П. Бобровского, капитана «Беринга» К. И. Хлопкова, заместителя начальника КРФ В. Д. Громова [9, л. 44—45].

Наряду с положительными результатами, «явившимися вследствие широко развернутого социалистического соревнования», случались и нарушения трудовой дисциплины. За них 232 чел. получили взыскания. Опоздали к отходу 29 моряков, допущено 620 прогулов, 97 чел. доставлены в вытрезвитель, 52 — осуждены за мелкое хулиганство. Восьмерых командиров отстранили от занимаемой должности, 37 понизили, с 28 удержали по трети оклада, пятерых лишили дипломов, семерых осудили товарищеским судом. Суд рассмотрел дела, возвращенные из следственных органов, о недостойном поведении в быту и по актам задержания при попытке выноса через проходную ПМРП предметов судового снабжения.

Около пятисот работников КРФ носили правительственные награды. Флот имел своего Героя Социалистического Труда — капитана Александра Андреевича Кузнецова. Из 181 члена КПСС 140 работали на судах, их объединяли 17 парторганизаций — судовых «первичек». В течение года в партию приняли 12 лучших производственников. Комсомольцев на судах насчитывалось 215 чел., их объединяли 23 организации. В 1967 г. в комсомол приняли шестерых моряков.

Выполняли моряки и почетные обязанности народных избранников. Капитан «Паратунки» Е. И. Скаврунский и начальник управления флота А. Р. Янсон являлись депутатами Петропавловского горсовета [9, л. 46].

В КРФ действовали несколько общественных организаций и комиссий, в том числе: совет капитанов (председатель капитан-наставник Г. А. Головкин), совет старших механиков (председатель механик-наставник Г. Ф. Буйвол), совет радиоспециалистов (председатель инженер А. А. Скиндер). Советы капитанов и старших механиков заслушали на своих заседаниях 85 провинившихся, 47 из них затем были уволены. Допущенные ими нарушения трудовой дисциплины порождались невыполнением уставных требований, что нередко вело к аварийности и травматизму.

Общественные организации были большой силой: зачастую их решения могли круто поменять судьбу отдельных лиц. Вот несколько примеров этого.

14 июня 1967 г. базком рассматривал ходатайство отдела кадров флота об увольнении некоего Ч. 19 мая 1965 г. его направили на теплоход «Тиличики» мотористом. 12 ноября 1966 г. Ч. заключил пятилетний трудовой договор и по его просьбе был послан в УКК учиться на рефмашиниста с сохранением заработной платы. После четырех месяцев занятий Ч. не смог сдать зачеты и экзамены. 29 марта 1967 г. отдел кадров направил его мотористом на теплоход «Хабаров», но тот работать отказался и обратился к администрации с заявлением о расторжении трудового договора. Администрация в этом отказала.

2 июня 1967 г. Ч. подал заявление в комиссию по трудовым спорам, прося о расторжении договора. При рассмотрении дела Ч. заявил, что он на флоте работать не желает и уже подыскал себе место на берегу. Комиссия, не найдя оснований к расторжению договора, предложила ему немедленно приступить к работе, однако Ч. продолжал «гулять». 12 июня 1967 г. он обратился с заявлением в базовый комитет с просьбой отменить решение комиссии по трудовым спорам и дать возможность уволиться. В этот же день в комитет профсоюза поступило ходатайство отдела кадров об увольнении Ч. за систематические прогулы с 29 марта 1967 г. Комитет постановил: «Удовлетворить ходатайство отдела кадров Камчатрыбфлота об увольнении Ч. по ст. 47 п. “Е” КЗОТ РСФСР…» [10, л. 10—11].

20 сентября базком изучал ходатайство администрации ПМ-1117 об увольнении за систематические прогулы газоэлектросварщика Ж. В августе он не являлся на работу шесть дней, в сентябре прогулял еще четыре «на почве пьянки». Ж. объяснил, что он действительно «на почве пьянства» прогуливал, что с ним неодно-кратно беседовали по этому поводу, обсуждали на заседании месткома и на общих рабочих собраниях. «Я даю слово базовому комитету, что больше прогулов совершать не буду. Убедительно прошу поверить мне последний раз. Строго накажите меня, но не увольняйте с работы».

Присутствовавшие члены базкома высказались за увольнение. Тогда Ж. вторично просил оставить его, обещая бросить выпивку. «Учитывая просьбу Ж., постановили: в ходатайстве администрации об увольнении Ж. отказать. Рекомендовать администрации за совершенные прогулы Ж. строго наказать и направить его матросом на судно, установить за ним строгий контроль. Разъяснить Ж.: в случае совершения им прогула, он будет уволен с работы по ст. 47 п. “Г” КЗОТа» [10, л. 41].

В начале ноября 1967 г. совет капитанов постановил лишить на год рабочего диплома второго помощника капитана теплохода «Поярков» Х. С соответствующей просьбой администрация флота обратилась в Дальгосрыбфлотинспекцию по Камчатскому району. 20 ноября 1967 г. заместитель начальника инспекции В. П. Зеньков ответил: «Ознакомившись с делом т. Х., Дальгосрыбфлотинспекция… не может на основании представленных документов лишить диплома судоводителя Х. из-за недостаточности юридического обоснования. Ввиду изложенного Госрыбфлотинспекция предлагает привлечь судоводителя Х. к ответственности, согласно дисциплинарному Уставу…» [4, л. 83].

Обновление флота сопровождалось развитием технической мысли — активно развивалась рационализаторская и изобретательская работа. Только за четвертый квартал 1967 г. от рационализаторов поступило 24 предложения, 15 были рассмотрены и внедрены в производство, три отклонены. Наиболее ценными явились «Упрощение условий конструкции укладки дополнительного балласта», предложенное В. А. Быковым и давшее экономический эффект 4 170 руб., и «Замена углекислоты рефрижераторной установки на пароходе “Анатолий Серов” на рефустановку АК-ВФ-12 с автоматикой» Д. В. Стоева и А. И. Степанова, сохранившее 2 031 руб. Известный на Камчатке рационализатор, бригадир слесарей ПМ-1117 В. С. Наурошвили подал и внедрил три предложения, сберегшие стране 993 руб. 23 коп. Предложения И. А. Сергунина, токаря ПМ-1117, и Ю. И. Рогова, второго механика «Крашенинникова», не имели экономического эффекта, но были направлены на улучшения технического состояния судна, на совершенствование производства [1, л. 66].

Всего за 1967 г. флотские «левши» подали 57 предложений, из которых 35 были внедрены, дав экономический эффект 39,7 тыс. руб. [9, л. 49].

Вскоре после выделения КРФ в самостоятельное предприятие для более широкого привлечения к активной общественной жизни его работниц был создан общефлотский женский совет под председательством заместителя начальника отдела кадров Л. И. Рыбальченко. Людмила Ивановна — участница Великой Отечественной войны и член КПСС с многолетним стажем, авторитетный человек, сумела организовать женщин и заслужила среди них большое уважение. «Работа женсовета была направлена на вовлечение женщин в общественную работу, воспитание женщин и детей на принципах морального кодекса строителя коммунизма, нетерпимого отношения к чуждым нашему обществу явлениям — пьянству, хулиганству; вести решительную борьбу за укрепление коммунистического быта».

Женсовет посещал больных, лежавших в больнице, приобретал «детское приданное» для новорожденных, навещал рожениц, помогал им добраться из роддома домой. На его заседаниях намечались программы детских утренников, обсуждались успеваемость и дисциплина детей. «В нашей большой семье моряков много забот. В силу производственной необходимости, длительного нахождения мужей в море эти заботы о воспитании детей, создании лучших домашних условий возложены на жен, матерей, что непосредственно влияет на рабочее настроение мужей-моряков. А хорошее настроение положительно влияет на результат их работы» [9, л. 50].

 

1968

1 января уточнена грузоподъемность некоторых судов. Теперь она установлена равной (т): «Щорса» — 2 850, «Якута» — 2 500, «Оленска» и «Гомеля» — по 970, ТХС типа «Плутон» — по 65, «Веги» и «Лиры» — по 100, «Петра Соловьева» — 1 850.

Это сделано в связи с тем, что на ТХС по требованию Регистра СССР уложили балласт, на «Щорсе» твиндек № 3 оборудовали под жилье, на «Якуте» не учитывали увеличенные запасы топлива. У «Оленска» и «Гомеля», согласно фирменных расчетов остойчивости, была завышена грузоподъемность. «Веге» и «Лире» снизили грузоподъемность в соответствии с новой информацией об их остойчивости. «Петру Соловьеву» запретили перевозить груз на палубе [2, л. 323].

1 января второй механик «Максима Горького», придя в МСС для сдачи аттестации нетрезвым, «повел себя крайне непристойно, оскорбил группового механика непристойными словами, хлопнул дверью, ушел и не сдал аттестации. Ранее… систематически имел взыскания и понижался в должности на разные сроки за появление в нетрезвом виде на работе и грубость с подчиненными, а также за привод и грубость в отделение милиции». За грубое нарушение Устава службы на судах флота рыбной промышленности и Дисциплинарного устава 30 января механик разжалован в мотористы [1, л. 37].

10 января ночью в пионерском лагере «Дружба» возник пожар. В результате полностью сгорело строение жилого летнего корпуса № 5 с инвентарем. Материальный ущерб оценен в 11 730 руб. 18 коп. «Возникновение огня произошло в результате поджога неизвестными подростками, которые были задержаны сторожем пионерского лагеря и были доставлены в Елизовское отделение милиции» [1, л. 28].

10 января решением комитета ВЛКСМ КРФ экипажу ТРС «Коряки» присвоено звание комсомольско-молодежного [1, л. 16].

15 января для предупреждения пожаров и борьбы с ними на ПМ-1117 и судах, стоящих возле нее в ремонте, на плавмастер-ской создана добровольная пожарная дружина из 10 чел. Ее начальником назначен бригадир трубопроводчиков Валентин Афанасьевич Шитилов. Ему и капитану плавмастерской В. Т. Волошину следовало провести разъяснительную работу среди работников мастерской по вовлечению их в дружину [1, л. 14].

7 февраля экипаж «Дежнева» находился на караванной вахте. Матрос И. вернулся из города пьяным и принес с собой спиртное. Матрос А., сменившись с вахты, начал выпивать вместе с И. Среди собутыльников возникла ссора, в результате которой А. охотничьим ножом ударил И. в живот. Вахтенная служба теплохода вызвала машину «скорой помощи». Пострадавшего в тяжелом состоянии доставили в больницу, а виновника арестовали и привлекли к уголовной ответственности. Капитану «Дежнева» за плохую организацию вахтенной службы объявлен выговор [1, л. 87].

12 февраля для улучшения технического обслуживания механизмов и оборудования, бережного расходования материалов, смазки, предотвращения аварийности и увеличения межремонтного периода на пароходе «Красноярск» организованы курсы мотористов. Занятия должны были проходить с 10.00 до 17.00. Капитанам и старшим механикам всех судов, стоявших в Петропавлов-ске, предписано обеспечить явку мотористов на занятия. «Лица, не прошедшие курс обучения, не будут допущены к работе мотористами» [1, л. 79].

14 февраля на основании распоряжения МРХ СССР № 02-62 от 12 января 1968 г. и телеграммы КРП № 0186 от 1 февраля 1968 г. в Ригу для приема плавбазы «Алтай» откомандирован старший механик «Гоголя» Владимир Сергеевич Косаренко [1, л. 64].

14 февраля всем капитанам и старшим механикам запрещено принимать топливо и воду с плавбаз и других судов объединения «Дальрыба» без согласования с управлением флота. Причиной этого стали крайне высокие тарифы, практиковавшиеся на дальневосточных судах (до 70 руб. за тонну) [13, л. 4].

16 февраля для изучения деловых качеств старшего комсостава судов создана аттестационная комиссия под председательством начальника флота А. Р. Янсона. Состав комиссии: заместитель председателя — начальник отдела кадров Н. Н. Пименов, члены: В. А. Громов, В. И. Афанасьев, В. Т. Носков, секретарь Т. В. Стуканова. Комиссия работала по вторникам с 10.00 [1, л. 89].

17 февраля во время рейса на западное побережье Камчатки ТРС «Мильково» не передал диспетчерских радиограмм по состоянию на 20.00 17 февраля и на 08.00 18 февраля. Руководство флота начало розыск судна. Выяснилось, что сведения не были переданы по вине радиооператора, который не смог связаться с радиоцентром КРП и не отправил радиограммы через другие суда. О произошедшем он не поставил в известность капитана, чем еще больше усугубил положение дел. Связь была восстановлена только по приходу судна на рейд Озерновского рыбокомбината. Радиооператор, совершавший в Камчатском бассейне свой первый рейс, строго предупрежден о недопустимости подобного впредь [1, л. 103].

21 февраля утвержден состав добровольной пожарной дружины плавмастерской № 1117. Начальник дружины Валентин Афанасьевич Шитилов, дружинники: Сергей Никифорович Богатель, Степан Степанович Карпенко, Виктор Михайлович Ножин, Николай Тимофеевич Балашов, Бельков Василий Андреевич, Борис Михайлович Потапов, Владимир Федорович Еланцев, Василий Алексеевич Жуков. Им предоставлены льготы в соответствии с постановлением Совета Министров СССР № 359 от 2 марта 1954 г. [1, л. 92].

28 февраля в соответствии с положением о премировании команд транспортного флота экипаж «Пенжино», выполнивший план грузоперевозок по тоннам на 154,1, по тонно-милям на 178,4 %, поощрен премией в размере 40 % оклада. Лишен премии на 50 % за «допущенную пьянку и прогул» рефрижераторный механик, на 15 % — «за несвоевременное предоставление продуктовых отчетов» старший помощник капитана [1, л. 104].

7 марта ТРС «Коряки» сообщило о выходе из строя главного двигателя из-за аварии продувочного насоса. 20 февраля судно вышло после текущего ремонта на ПСРМЗ в дальний район. «Коряки» прибуксировали в Петропавловск 20 марта. Причина аварии — некачественная центровка поршневой группы во время сборки на заводе. Старшему механику объявлен строгий выговор, групповому механику, допустившему приемку машины из ремонта с дефектом, поставлено на вид [1, л. 137, 182].

16 марта ТХС «Юпитер» и «Плутон» направлены для несения аварийно-спасательной и патрульной службы в район Усть-Камчатского залива. Патрулирование длилось до 30 апреля. Моряки получили за это время доплату к окладам в размере 10 % [1, л. 255].

18 марта в штат МСС введена должность группового инженера-механика с месячным окладом 140 руб. [1, л. 149].

26 марта решено, «учитывая положительный опыт проведения смотров-конкурсов и в целях дальнейшего улучшения условий труда, повышения культуры производства, резкого снижения и ликвидации нарушений Правил технической эксплуатации…», продолжить проведение смотров-конкурсов на лучшее состояние техники безопасности и промышленной санитарии. Итоги подводить ежеквартально.

По решению центральной смотровой комиссии объединения «Дальрыба» победителям присуждались [1, л. 144]:

— судам — 40 премий по 100 руб. каждая;

— отдельным лицам: одна премия в 150, две по 100 и шесть по 50 руб.

5 апреля подведены итоги социалистического соревнования за первый квартал 1968 г. План грузооперевозок по тоннам флот выполнил на 121,7, по тонно-милям — на 129,5 %. Лучше всех сработал экипаж «Якута» (капитан Н. Г. Рой), перевезший 8 041 при плане 6 950 т. «Якутяне» по тонно-милям выполнили трехмесячный план на 125,2 %. Среди ТРС и танкеров первое место заняло «Елизово», выполнившее грузовое задание на 112,6, по тонно-милям — на 141,4 %. Экипажам этих судов присуждены переходящие Красные знамена управления флота, партийного и базового комитетов и денежные премии [11, № 42].

10 апреля в состав КРФ включена плавбаза «Алтай», построенная в 1957 г. в ПНР. Ранее это судно принадлежало Рижской базе рефрижераторного флота [12, л. 48].

12 апреля вечером старший механик лихтера «Повенец», следовавшего под проводкой «Сигнального» из Охотоморской экспедиции через Сангарский пролив в Находку и Владивосток, доложил своему капитану, что расход угля значительно превышает предполагаемый и составляет около 5 т в сутки. Запас топлива составлял 34 т, а до Владивостока оставалось еще семь суток хода. На «Повенце» приняли меры по экономии топлива: днем пар подавался только на рулевую машину, а также на пародинамо в часы связи с «Синальным». 14 апреля утром топлива осталось всего 5 т, потребовалась бункеровка. Причиной большого расхода, не укладывавшегося ни в какие нормы, явилось низкое качество угля, принятого от Пымтинского рыбокомбината, смешанного с песком и снегом.

15 апреля в штат управления флота введена должность инструктора-методиста по спортивной работе. Это делалось в соответствии с постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 11 августа 1966 г. «О мерах по дальнейшему развитию физиче-ской культуры и спорта» [1, л. 173].

24 апреля теплоход «Шелихов» проекта 229 передан на баланс Магаданского рыбопромышленного треста. Оформлением передачи занималась комиссия под председательством главного инженера В. Д. Романова. Теплоход списан с баланса КРФ 9 мая [1, л. 188, 240].

25 апреля на основании приказа объединения «Дальрыба» № 533 от 7 декабря 1967 г. пароход «Гоголь» поставлен под переоборудование в учебное судно для прохождения учебной практики курсантов ПКМУ. Переоборудование должно было завершиться к 5 июня. Начальнику службы связи А. А. Скиндеру следовало установить на пароходе радионавигационную аппаратуру для учебных целей [1, л. 150].

30 апреля по решению комитета ВЛКСМ флота экипажу ТРС «Мильково» присвоено звание комсомольско-молодежного [1, л. 217].

11 мая при пробном запуске главного двигателя на ТРС «Коряки» вновь вышел из строя продувочный насос. Еще 20 марта судно прибуксировали в Петропавловск и 28 марта поставили на ПСРМЗ. 5 мая перед сборкой продувочного насоса старший, второй механики и бригадир слесарей завода осмотрели нагнетательную полость насоса и убрали оттуда обломки поршней. Всасывающую полость они не вскрывали и не осматривали, а куски металла были и там. Старший механик понижен до второго, второй получил строгий выговор [1, л. 282].

12 мая началось перебазирование ценностей центрального склада в район поселка Моховая в склад, передававшийся Петропавлов-ским рыбокомбинатом. Начальнику отдела снабжения К. Н. Пиянзину предписано объединить центральный склад и склад ПМ-1117. Заведовать этим общим хозяйством назначили Н. Т. Кандинскую [1, л. 233].

17 мая до 24.00 назначен срочный отход «Крашенинникова», который должен был доставить «Якуту», находившемуся на западном побережье Камчатки, уголь и воду. На старом пароходе их запасы подходили к концу [13, л. 8].

21 мая пароход «Красноярск» переведен в несамоходный флот для переоборудования. Отныне он и ПМ-1117 считались единой судоремонтной базой КРФ, называвшейся «Красноярск» [1, л. 263].

23 мая на пять дней во Владивосток и Находку на выставку современных средств добычи, обработки и упаковки рыбы и морепродуктов, организованную японскими компаниями, командирован заместитель начальника флота Я. Н. Лукьянов [1, л. 251].

24 мая для работ по благоустройству пионерского лагеря «Дружба» выделены 28 работников управления КРФ. Такие же выезды назначены на 30 и 31 мая, 18, 19 и 28 июня [13, л. 10].

27 мая подшефному совхозу на помощь в посадке картофеля на 14 дней с сохранением зарплаты отправлены 12 сотрудников управления и ПМ-1117. Старшим назначен инспектор службы мореплавания М. А. Кренгель [13, л. 12].

29 мая состоялся партийно-хозяйственный актив КРФ, посвященный состоянию и мерам по укреплению трудовой дисциплины. На каждом судне прошли общие собрания, на которых «особенно осуждали пьянство на флоте».

1 июня на баланс КРФ принят буксирный катер типа «Ж» «Ялта» (№ 1003), построенный в 1949 г. на ПСРВ. Катер передан в распоряжение начальника судоремонтной базы «Красноярск» [1, л. 281].

24 июня начальник КРП распорядился: «Начальнику КРФ… грузопассажирский пароход “Красноярск” постройки 1931 г. списать с баланса КРФ, исключив из состава действующего флота как грузопассажирское судно с последующим временным его использованием под плавмастерскую по ремонту флота. После возведения береговой ремонтной базы в районе Моховой, судно разделать и сдать в металл» [14, л. 151].

11 июня для обеспечения безопасной стоянки, систематического контроля вахтенной службы, своевременных перешвартовок, постановки и вывода из дока судов, ремонтирующихся на ПСРВ, организован караван. Вахтенным капитаном назначен капитан «Медведицы» В. А. Демихов [1, л. 293].

16 июня, при следовании «Корсакова» в район лова к Алеут-ским островам, в 05.45 обломился конус левого гребного вала, был потерян винт. Теплоход вернулся в Петропавловск своим ходом на правой машине [12, л. 22].

9 июля подведены итоги социалистического соревнования за второй квартал среди судов. План грузоперевозок флот выполнил по тоннам на 101,7, по тонно-милям — на 100,2 %. Себестоимость одной тысячи тонно-миль удалось снизить на треть. Плановые убытки уменьшены на 362 тыс. руб. Победителями стали экипажи «Оленска», «Беринга»и «Мизара», получившие премии в размере 200, 150 и 100 руб. соответственно. Из этих сумм полагались: 20 руб. — капитану «Оленска» М. С. Сафину, 15 руб. — капитану «Беринга» К. И. Хлопкову и 10 руб. — капитану ТХС «Мизар» Т. М. Кривоногову [12, л. 41].

11 июля управление флота выделило 18 сотрудников для участия в воскреснике по озеленению Петропавловска. Ответственным за это назначен заместитель начальника Я. Н. Лукьянов [13, л. 16].

11 июля боцман ТРС «Елизово» нарушил правила техники без-опасности и стал работать на неисправных грузовых устройствах. Вместо того чтобы исправить канифас-блок, он продолжил поднимать стрелу. Она упала на контроллер лебедки и тяжело травмировала боцмана, 35 суток находившегося на больничном, а затем направленного на определение группы инвалидности [12, л. 126].

11 июля КРП предписал флоту передать Магаданскому рыбопромышленному тресту теплоход «Поярков». Но 16 сентября этот приказ был отменен [14, л. 151, 308].

12 июля в состав флота включена плавбаза «Пятрас Цвирка», построенная в 1956 г. в Польше. Ранее она принадлежала Клайпедской базе рефрижераторного флота [12, л. 44].

16 июля около четырех часов утра во время открытия люка на пароходе «Гоголь» (капитан Я. В. Ерошкин), стоявшем на рейде рыбокомбината им. Кирова, упал в трюм и, не приходя в сознание, скончался проходивший практику курсант ПКМУ Юрий Анатолье-вич Сиков, 1951 г. р. [15, л. 4].

7 августа ТРС «Паратунка» без замера температуры в теле принял свежемороженую рыбу для доставки во Владивосток. При транспортировке температура в трюмах поддерживалась выше требуемой. В порту часть рыбы переведена в нестандарт, часть понижена в сортности. Убыток составил 27 777 руб. В соответствии со статьей 83-1 КЗОТ РСФСР с четырех членов экипажа, виновных в нарушении правил приемки рыбопродукции и ее транспортировки, в счет частичного погашения убытков удержано по трети оклада, то есть по 175 руб. Остальной ущерб взят «на убытки предприятия» [12, л. 307—309].

8 августа бригадир слесарей судоремонтной базы «Красноярск», заслуженный рационализатор РСФСР В. С. Наурошвили командирован на Всесоюзное совещание изобретателей и рационализаторов рыбной промышленности, которое должно было состояться в Ленинграде с 17 по 20 августа [12, л. 77].

8 августа передан Магаданскому рыбопромышленному тресту теплоход проекта 229 «Дежнев», построенный в 1953 г. в Хабаровске, заводской номер № 626 [12, л. 78].

9 августа на ТРС «Тиличики», стоявшем во Владивостоке, «неизвестные лица» похитили 24 фальшфейера и три ракеты стои-мостью 60 руб. Третьему штурману, не обеспечившему их надлежащего хранения, объявлен строгий выговор, на него наложен денежный начет в размере трети оклада [12, л. 120].

10 августа для оказания помощи подшефному Камчатскому совхозу с пароходов «Анатолий Серов», «Петр Соловьев» и прочих судов выделены 27 моряков. Сбор назначен у проходной ПСРВ в 07.00, куда подан автобус. Ответственным за сбор назначен первый помощник капитана «Петра Соловьева» В. В. Шувалов [13, л. 18].

13 августа на «Якуте», стоявшем на рейде Крутогоровского комбината, в средней топке правого парового котла появилась трещина. Котел немедленно остановили, 28 августа судно приведено в Петропавловск «Ленинградцем» [12, л. 128].

21 августа в связи с активным поступлением рационализаторских предложений, своевременного их рассмотрения и принятия решений создан технический совет радиоспециалистов под председательством группового механика по ЭРНП А. И. Стешенко. Члены: радиомонтажники ПМ-1117 Н. М. Клемин, Б. П. Ярцев, Г. А. Вавилов, В. А. Абрамов, секретарь — групповой механик по ЭРНП А. А. Скиндер. Протоколы заседаний совета утверждались главным инженером [12, л. 111].

21 августа «Беринг» стоял на рейде Крутогоровского рыбокомбината, принимая бочки для судов, работавших в Охотоморской экспедиции. В 09.30 при сходе на берег для оформления судовых документов его капитан при пересадке с плашкоута, стоявшего у борта теплохода, на катер поскользнулся на мокрой палубе и упал. При падении повредил левую руку и был этим катером отправлен в больницу комбината для оказания первой помощи [16, л. 59].

22 августа на передовом теплоходе «Оленск» состоялся митинг «по случаю событий в Чехословакии». Недавно советское руководство приняло решение о вводе в эту страну войск, дабы не допустить антисоциалистического переворота. В ответ на «вылазку враждебных делу мира и социализма сил», экипаж «Оленска» взял на себя обязательство перевести сверх установленного ему плана еще 4 тыс. т. «Учитывая международную обстановку», повышенные обязательства намеревались принять и другие коллективы [17, л. 47].

23 августа состоялась очередная общефлотская профсоюзная конференция. В ее работе участвовали 112 делегатов из 135 избранных. Конференция приняла следующую резолюцию:

«Заслушав и обсудив доклады начальника управления Камчатрыбфлота тов. Янсон А. Р. и председателя базового комитета профсоюза тов. Козлова Н. А. о выполнении коллективного договора за первое полугодие 1968 г., конференция отмечает, что коллективный договор за первое полугодие 1968 г. выполнен удовлетворительно. Управление с планом грузоперевозок первого полугодия 1968 г. справилось. План грузоперевозок первого полугодия выполнен по тоннам на 109,5 %, по тонно-милям — на 112,6 %. Перевезено сверх плана 8 916 т и сделано 7 898 тыс. тонно-миль. Выработка на одного работающего составила 114,3 %. Себестоимость 1 тыс. тонно-миль снижена против плана на 17 руб. 08 коп., или на 18,8 %. Плановые убытки снижены на 291 тыс. руб.

Большинство экипажей флота охвачено социалистическим соревнованием, начинает развертываться индивидуальное соревнование, соревнование за коммунистический труд» [17, л. 49].

28 августа в связи с отправкой в загранплавание ТРС «Коряки» в его штат введена должность первого помощника капитана с месячным должностным окладом 136 руб. 50 коп. [12, л. 109].

30 августа по решению коллегии объединения «Дальрыба» и президиума Камчатского обкома рабочих пищевой промышленности по итогам Всесоюзного социалистического соревнования экипажам «Оленска» и «Максима Горького» присуждены третьи денежные премии по 565 руб. [12, л. 129].

4 сентября по решению комитета ВЛКСМ КРФ экипажам «Оленска» и «Лиры» присвоены звания комсомольско-молодежных [12, л. 189].

5 сентября старый пароход «Якут» исключен из системы планово-предупредительных ремонтов. Это сделано на основании решения коллегии Дальрыбы от 15 июня 1967 г. «О списании морально устаревших и физически изношенных судов в 1967—1971 гг.» и графика списания судов КРФ. Отныне до списания, намеченного на 1969 г., судну-ветерану следовало производить только поддерживающее межрейсовое обслуживание [12, л. 138].

6 сентября объявлено о проведении Всесоюзного общественного смотра по культуре производства в честь 100-летия со дня рождения В. И. Ленина. «В целях широкого привлечения трудящихся к проведению мероприятий по повышению культуры производства, Президиум ВЦСПС постановлением от 5 апреля 1968 г. объявил Всесоюзный общественный смотр по культуре производства на 1968—1970 гг. Задачей смотра является широкое внедрение механизации производственных процессов, выявление резервов повышения производительности труда, внедрение промышленной эстетики и оздоровления условий труда».

Для организации смотра в КРФ создана комиссия под председательством главного инженера [12, л. 147].

6 сентября за невыполнения распоряжений начальника флота, грубое нарушение судовождения и морской практики понижен в должности до второго помощника старпом «Хосты» М. Во время стоянки судна в Находке заболел и был положен в больницу капитан. В командование судном вступил его старший помощник М. О том, что капитан вышел из строя, в управление флота он не сообщил, 21 августа снялся в рейс на Озерновский рыбокомбинат. «Тем временем диагноз болезни не оправдывается, и капитан… выписался из больницы. По истечении 15 часов ходового времени тов. М. сообщает в Управление, что заболел капитан, и он следует в порт. От начальника флота тов. Янсона А. Р. и начальника службы мореплавания было дано указание: “Немедленно возвратиться в порт Находка и ждать дальнейшего распоряжения”. Тов. М. распоряжения не выполняет, продолжает совершать плавание…

Вторичное распоряжение зайти в бухту Опричник, ждать подхода парохода “Щорс” и следовать в его сопровождении, тов. М. не выполняет, продолжает следовать дальше. За все время плавания тов. М. не придерживается рекомендованных курсов, курс располагает на пути движения встречных судов. При следовании с буксиром вдоль восточного берега Камчатки произошла намотка буксирного тропа на винт. Случай намотки буксира тов. М. скрыл от службы мореплавания. При действующем восточном ветре силой шесть баллов и прогнозе усиления ветра до десяти баллов, курс расположил в непосредственной близости от берега, что могло привести к очень тяжелым последствиям. Все это говорит о незрелости тов. М. как штурмана» [12, л. 145—146].

16 сентября флоту вторично приказано передать Магаданскому рыбопромышленному тресту теплоход «Дежнев» [14, л. 308].

1 октября организован отдел связи и электрорадионавигации. Его начальником назначен Анатолий Антонович Скиндер [12, л. 193—194].

1 октября премией «за своевременное и качественное выполнение производственного задания в сентябре месяце по обеспечению судов» поощрены грузчики и работницы отдела снабжения П. А. Новиков, Н. С. Солодовниченко, Е. Л. Новикова, Р. М. Томова, Т. З. Басков, М. А. Стешенко, С. Ф. Свечников, Д. Д. Гонтарь, Я. И. Ковалевская [12, л. 195].

2 октября вышел приказ КРП: «Принятый 12 июня 1968 г. от Клайпедской базы рефрижераторного флота Запрыбы пароход “Пятрас Цвирка” передать на баланс КРФ» [18, л. 97]

10 октября танкер «Лира» с баржой «Казачка» на буксире в море застиг жестокий шторм. На помощь к ним срочно вышел «Сигнальный» под командованием капитана М. С. Сафина. Судно прибыло в район нахождения каравана ночью 11 октября. Утром оборвался буксир, «Сигнальный» приступил к спасению баржи «Казачка». В исключительно тяжелых условиях, имея на борту в результате экстренного выхода неполный штат команды, «Сигнальный» трижды заводил рвавшийся буксир. В борьбе со стихией особенно отличились старший помощник капитана П. И. Егоров, второй помощник А. Ф. Ващилов, боцман А. И. Русов. Безотказную работу главной машины и вспомогательных механизмов обеспечили старший механик К. И. Микконен, третий механик Б. А. Кузнецов и машинист В. В. Пустынцев. Благодаря мужеству экипажа «Сигнального», энергичности и мастерству его капитана, в конце суток 11 октября «Казачку» благополучно прибуксировали в Петропавловск. «Лира» дошла до родного порта сама [12, л. 213—214].

25 октября с «Крашенинникова», стоявшего в ПМРП, похищены 35 ракет на сумму 121 руб. Кражу утром обнаружил боцман. Капитану объявлен выговор, со старшего помощника и вахтенного матроса в возмещение ущерба взыскано 65 и 25 руб. соответственно [12, л. 251].

30 октября для вывода судов на зимний отстой в районе мыса Сигнального в Петропавловске организован караван № 2. Его составили «Поярков», «Завойко», «Хабаров», «Академик Губкин», «Геркулес», «Орион» и «Юпитер». Караванным капитаном назначен капитан «Поярков» С. Ф. Когут [12, л. 221].

30 октября в состав флота принят морской буксир «Храбрый» постройки ГДР с главным двигателем мощностью 300 л. с. [12, л. 223].

31 октября присуждены первые места в социалистическом соревновании за третий квартал 1968 г. Победителями стали: «Оленск» (капитаны М. С. Сафин и Г. Б. Мезенцев), «Беринг» (капитаны К. И. Хлопков и Н. Г. Рой) и «Прилив» (капитан Ф. Н. Кустов). Экипажи получили в качестве премий 200, 150 и 100 руб. соответственно [12, л. 224].

1 ноября в штат учебного судна «Гоголь» введена должность помощника капитана по учебной части с месячным окладом 190 руб. [12, л. 295].

3 ноября на стоявшем у причала ПСРВ «Якуте» в 20.20 начался пожар, в результате которого выгорели все каюты средней надстройки, штурманская, рулевая, радиорубка, приборы и механизмы, судовое имущество, снабжение и личные вещи экипажа. В огне и дыму погибли помощник повара Аркадий Иванович Кузнецов, 1936 г. р., матрос Эдуард Вячеславович Фастович, 1936 г. р., дневальная Зоя Яковлевна Емцова, 1937 г. р., и «посторонний гражданин Валерий Ильич Черкасов». Материальные убытки ориентировочно оценены в 25 тыс. руб. [19, л. 1—8].

Ветеран флота Т. М. Кривоногов так вспоминал об обстоятельствах этого пожара: «Кочегар К. решил наполнить бензином свою зажигалку. Наливал его из пол-литровой бутылки и, естественно, разлил по столу. Потом решил попробовать, как действует его “агрегат”. Чиркнул. Вспыхнуло пламя, и пароход загорелся как факел. Погибли несколько человек. Началось “судное дело”. К. получил два года тюрьмы как прямой виновник происшедшего. Отсидел он, правда, после суда всего месяца два-три, вышел по амнистии и снова вернулся на флот. Капитана Л. И. Кужеля от ответственности освободили, приняв во внимание его стаж работы во флоте (с 1929 г.) и награды — орден Трудового Красного Знамени, грамоту Верховного Совета СССР и ряд других наград и поощрений.

После пожара “Якут” отбуксировали и продали на металлолом в Японию. Так закончил свою жизнь один из старейших пароходов Камчатрыбпрома».

4 ноября в 16.05 «Крашенинников» швартовался к причалу ПМРП. Нарушив правила техники безопасности, при подходе судна к берегу на причал самовольно спрыгнул матрос, серьезно повредивший ногу. На машине «скорой помощи» пострадавшего отправили в больницу [16, л. 66].

6 ноября КРФ принял сухогрузную баржу проекта 411-гр., вмещавшую 410 т, построенную в Хабаровске [12, л. 247].

16 ноября на «Алдоме», стоявшей у третьего причала ПМРП, по указанию вахтенного штурмана боцман и матрос чистили грузовые трюмы. Остатки мусора и льда они выбросили за борт, чем нарушили «Обязательное постановление по ПМРП». Старшему помощнику объявлен выговор, капитанам всех судов предписано строго соблюдать предписания «Обязательного постановления» [12, л. 292].

19 ноября на курсы первых помощников капитанов при Приморской совпартшколе до 20 января 1969 г. направлены первые помощники капитана плавбазы «Алтай» В. Д. Коваль и парохода «Щорс» Д. Д. Рыбалкин [12, л. 258].

21 ноября капитан танкера «Лира», находясь на Петропавловской нефтебазе, грубо нарушил правила противопожарной без-опасности, закурив на причале. Капитан «признал свою вину, объяснив случившееся простой рассеянностью. Государственным пожарным надзором… наложен денежный штраф. Своим несерьезным отношениям к требованиям противопожарной безопасности при стоянке на нефтебазе… создавал угрозу пожара, подавал плохой пример своему экипажу». Капитан предупрежден, приказ о происшествии разослан всем судам [12, л. 313].

27 ноября назначена комиссия для оформления приемки от перегонной команды конторы «Мортрансфлот» плавбазы «Кадиевка», построенной в 1953 г. в Польше [12, л. 273].

2 декабря в связи с тем, что доставка белья с судов в прачечные Петропавловска и перевозка его из прачечных на центральный склад вызывала частые отлучки его заведующего, выделен специальный обменный пункт постельного белья и организована самостоятельная кладовая по обмену белья. В штат отдела снабжения введена должность старшего кладовщика «с оплатой по рабочей сетке третьего разряда 69 руб. в месяц» [12, л. 285].

3 декабря в состав флота принят морской буксир «Маячный» постройки ГДР с двигателем мощностью 400 л. с. и баржи СБС-400 «Казачка», № 709 и № 715 [12, л. 289].

4 декабря в штат управления флота введена должность помощника начальника управления по технике безопасности (ТБ) с месячным окладом 170 руб. и образовано бюро по ТБ в составе двух человек: помощника начальника управления и старшего инженера. Бюро по ТБ подчинено непосредственно главному инженеру управления. Помощником начальника управления назначен механик 1-го разряда Валентин Ильич Фоминых «в порядке перевода из Управления океанического рыболовства КРП [12, л. 294].

10 декабря «Сигнальный» (капитан М. С. Сафин) вышел для буксировки «Петра Соловьева», на котором закончилось топливо. 11 декабря в 20.00 буксир подошел к пароходу. Ввиду темноты капитаны решили отложить подачу буксира до утра. 12 декабря в 09.00 началась его заводка. Ветер усилился, сильной волной пароход форштевнем навалило на «Сигнальный», получивший серьез-ные повреждения. Он был вынужден вернуться в Петропавловск, а для буксировки парохода был вызван спасатель «Зевс». На «Сигнальном» сломана шлюпбалка, получена рваная пробоина в машинном отделении выше ватерлинии. Ущерб определен в 1 370 руб. 65 коп. «Навал произошел ввиду непреодолимой силы стихии. Вины команды нет» [12, л. 337].

19 декабря суммой 500 руб. премирован экипажа лихтера «Повенец». С 15 октября в Усть-Камчатске своими силами и судовыми средствами моряки выгрузили катер Ж-1208 весом 27 т и паровой котел, чем сократили стоянку на семь суток. «Команда при этом проявила инициативу, работала в тяжелых метеоусловиях» [12, л. 318].

22 декабря на «Петре Соловьеве» произошел несчастный случай со смертельным исходом [12, л. 350].

25 декабря начальник КРФ утвердил перечень должностей работников, обязанных носить форменную одежду и знаки различия в соответствии с табелем должностных категорий при исполнении служебных обязанностей. Сотрудникам управления следовало приобрести форму к 1 января, плавсоставу — к 20 января 1969 г. Одновременно запрещалось смешение элементов летней и зимней одежды, изменение ее цвета и фасона.

Установлены следующие нормативы выдачи и сроки носки предметов форменной одежды для начальствующего состава:

— пальто двубортное черное из шерсти — одно на четыре года;

— пальто летнее черное из шерсти — одно на три года;

— плащ непромокаемый черный — один на три года;

— китель темно-синий шерстяной — один на два года;

— брюки к нему черные — одни на год;

— костюм летний хлопчатобумажный — один комплект на два года.

Для головных уборов, обуви и эмблем сроки носки не определялись, так как они приобретались за наличный расчет.

Начальник КРФ в соответствии с флотской «табелью о рангах» имел 11-ю должностную категорию и носил один широкий и один средний галун, его заместители и главный инженер (10-я категория) — один широкий галун. Начальники служб и отделов, капитаны-наставники имели 9-ю категорию и по четыре средних галуна, механики-наставники, групповые механики и главный диспетчер — 8-ю категорию и три средних галуна.

Капитанам крупных судов присваивалась 9-я или 8-я категория, капитанам, капитанам несамоходных плавсредств — 7-я (лихтер «Повенец» и ПМ-1117) или 6-я (баржи).

Старшие и первые помощники капитанов и старшие механики имели 8-ю или 7-ю категорию и соответствующие знаки различия. Боцманам присваивалась 4-я категория (четыре узких галуна), плотникам, старшим рулевым и донкерманам — 3-я (три узких галуна). Старший буфетчик и старший пекарь имели 1-ю категорию и носили один узкий галун [12, л. 343—349].

28 декабря базовый комитет профсоюза флота слушал вопрос «О проведении новогодней детской елки». Постановили: «1. Детскую елку провести 4 января 1969 г. в 14.00 в Доме культуры рыбаков. 2. Детские подарки расценить стоимостью 3 рубля. 3. Расходы произвести 50 % за счет средств базового комитета и 50 % за счет фонда предприятия. 4. Организацию елки, закупку подарков, раздачу их возложить на женсовет и детскую комиссию…» [20, л. 16].

31 декабря утверждены новые рационы питания членов экипажей. Месячная стоимость рациона № 2 принята равной 48 руб. 55 коп., рациона № 3 — 35 руб. 32 коп. [12, л. 362—363].

В конце 1968 г. КРФ включал 46 судов:

— пароходы: «Анатолий Серов», «Петр Соловьев», «Щорс», «Якут», «Алтай», «Пятрас Цвирка», «Кадиевка»;

— теплоходы: «Корсаков», «Гомель», «Оленск», «Холмск», «Атласов», «Алдома», «Академик Губкин», «Беринг», «Дежнев», «Завойко», «Поярков», «Шелихов», «Хабаров», «Крашенинников»;

— ТХС: «Мизар», «Меркурий», «Орион», «Плутон», «Хоста», «Юпитер»;

— ТРС: «Медведица», «Елизово», «Коряки», «Мильково», «Паратунка», «Пенжино», «Соболево», «Тиличики»;

— танкеры: «Максим Горький», «Сунгари», «Вега», «Лира»;

— буксиры: «Сигнальный», «Добрыня», «Прилив», «Храбрый», «Маячный»;

— лихтер «Повенец»;

— учебный пароход «Гоголь», а также баржи № 105, 709, 715, «Казачка» и катер № 1003.

Вспомогательный флот состоял из ПМ-1117 и парохода «Красноярск» [8, л. 10—11].

Его 37 самоходных судов имели чистую грузоподъемность 27 361 т, пять несамоходных (лихтер и четыре баржи) суммарно брали 4 600 т. Общая мощность машин пяти морских буксиров насчитывала 3 500 л. с.

В течение года из состава флота выбыли четыре судна: пароход «Красноярск», теплоходы хабаровской постройки «Шелихов», «Дежнев», морской буксир «Геркулес». Пароход «Красноярск» поставили на переоборудование под судоремонтную базу флота, теплоходы передали Магаданскому рыбопромышленному тресту, буксир «Геркулес» списали как морально и физически устаревший. Взамен приняты три парохода: «Алтай», «Кадиевка», «Пятрас Цвирка», морские буксиры «Храбрый» и «Маячный» и четыре несамоходные баржи.

Из 48 судов работали 35. Остальные 13 или 27 % флота бездействовали из-за затянувшегося ремонта на ПСРВ и потому, что были приняты в ненавигационный период. Хорошее техническое состояние имели 26 судов, удовлетворительное — 19, три: «Якут», «Академик Губкин» и «Орион» подлежали списанию.

План 1968 г. флот выполнил. При задании 216 685 он перевез 225 989 т, сверх плана сделал 10 250 тонно-миль. Себестоимость тысячи тонно-миль составила 73,18 при плане 80,46 руб. [21, л. 50, 76].

Медленно обрабатывались «Корсаков» и «Оленск», направленные в Охотоморскую экспедицию за полуфабрикатом. «Алтай», переданный в аренду Петропавловскому рыбокомбинату, долго простаивал в экспедиции. Сданный в аренду УТРФ «Анатолий Серов» использовался в качестве склада для хранения бочек. Из-за поломки главного двигателя и простоя в ремонте не выполнило план ТРС «Коряки» [21, л. 52—54].

Успешно работали «Гоголь», «Беринг», «Алдома», «Тиличики», «Мизар», «Хоста», «Максим Горький», «Вега», «Прилив» [21, л. 58].

Между судами флота шло соревнование. Экипаж «Максима Горького» состязался с «Оленском», «Пояркова» — с «Крашенинниковым», «Завойко» — с однотипным «Хабаровым». На ряде судов состязались палубные и машинные команды. Стало развиваться и индивидуальное соревнование, для чего моряки принимали личные социалистические обязательства. В экипаже ремонтировавшегося «Анатолия Серова» такие обязательства взяли кочегары Кошкарев, Гладков, Кончагов, матросы Коротких, Тихонько, Долгов, Калашников, Флягин, Захаров, Воробьев, лица обслуживающего персонала: Горецков, Баскова, Митяшкин, Шаман и другие. Плавмастерская ПМ-1117 приняла «общее социалистическое обязательство». Здесь состязались цеха, бригады, участки и отдельные рабочие. Одиннадцать молодых моряков, признанных «Лучшими по профессии», получили особые «комсомоль-ские дипломы».

Итоги соревнования ежемесячно подводили судовые комитеты, раз в квартал это же делал и базком. По результатам первого квартала 1968 г. призовое место по крупнотоннажным судам было присуждено «Якуту». Ему вручено переходящее Красное знамя управления и премия 200 руб. Первое место среди малотоннажных судов завоевало «Елизово». Вторые места достались «Максиму Горькому» и «Паратунке». Им вручили почетные грамоты. Экипажи «Максима Горького» и «Оленска» стали победителями Всесоюзного социалистического соревнования во втором квартале. Недостатком в организации социалистического соревнования называлось то, что, «к нашему стыду», социалистических обязательств не приняли экипажи «Сигнального», «Прилива», «Холмска», «Гомеля», «Меркурия» и «Геркулеса».

Капитан «Оленска» М. С. Сафин так объяснял успехи возглавляемого им коллектива: «Мы привыкли работать с карандашом и бумагой, то есть подсчитываем… Результаты могли быть и лучше, но простои судна в порту не по его вине, это плохо. Правда, говорят, что нам дали “красную улицу”, но это не совсем так. У нас очень хороший коллектив, отличные ребята-комсомольцы, судно может быть комсомольско-молодежным. Мы собираемся всегда и обсуждаем, мы всегда помогаем выгружать судно на комбинатах, что сокращает простой. Своими силами мы выгрузили 4 702 т. А здесь в порту долго простаиваем. Мы всегда жаловались на отдел снабжения, сейчас, правда, на 50 % облегчили доставку груза. Мы не увлекались одними перевозками. Мы уделяли внимание технической учебе, политучебе. Итоговые занятия показали, что люди хорошо разбираются в поставленных вопросах, отлично работает машинная команда: Жуков, Терехин, Бурсин и другие. Из одиннадцати грамот управления на “Лучшего по профессии”, четыре получили наши люди» [17, л. 47].

На общефлотской конференции, прошедшей 23 августа, отмечалось, что в развитии социалистического соревнования «у нас еще наличествует формализм: нередко соцобязательства примут и о них забудут. Много проверок и взаимопроверок, мало обмена опытом». По поводу обмена опытом цитировалась фраза В. И. Ленина из работы «Очередные задачи советской власти». Некогда «вождь мирового пролетариата» писал: «Нам надо позаботиться о том, чтобы масса необыкновенно ценного материала, который имеется на лицо в виде опыта новой организации производства в отдельных городах, в отдельных предприятиях, в отдельных деревен-ских общинах, — чтобы этот опыт стал достоянием масс». Это указание вождя следовало помнить и применительно к организации социалистического соревнования.

В течение 1968 г. было подано 25 рацпредложений, из них 19 внедрено с экономическим эффектом 19 439 руб. Остальные улучшали условия труда или повышали безопасность персонала. Предложения в основном исходили с судов от механиков и МСС. Остальные службы и палубные команды активности в этом деле не проявляли, хотя, например, у службы мореплавания объектами рацпредложений могли стать усовершенствования грузовых устройств, леерных ограждений, судовых конструкций и швартовых операций.

За 1968 г. произошли десять аварий и четыре аварийных происшествия. Самой тяжелой аварией стал пожар «Якута» с гибелью четырех человек. Капитан парохода, его старшего и третьего помощников, старшего и третьего механиков лишили дипломов на год.

Вследствие нарушения правил технической эксплуатации на ТРС «Мильково» сломался коленчатый вал вспомогательного двигателя. В результате некачественного ремонта и недостаточного контроля со стороны групповых механиков и машинной команды произошли аварии на морском буксире «Добрыня» и ТРС «Коряки». Виновные получили выговоры [21, л. 70].

По состоянию на 31 декабря 1968 г. в КРФ работали 1 560 чел., в том числе в плавсоставе 1 307. Из них высшее образование имели 31, среднетехническое — 356 чел. Таким образом, специалистов насчитывалось 387 чел., или 25 % к общей численности.

В комсоставе недоставало 183 чел., в том числе 65 судоводителей, 73 механика, 40 радиоспециалистов и пять электромехаников. За год на работу приняли 728, уволили 635 чел. Главная причина увольнения — отсутствие жилья. В нем нуждались около трети работников. За год заочно окончили вузы четыре, техникумы — шесть человек [21, л. 73].

Текучесть кадров оставалась большой. В ряду ее причин главной оставалась жилищная проблема. К 1 января 1969 г. в очереди на получение жилья стояла 471 семья, то есть треть от общего числа работающих. На деле потребность в жилье была еще больше, так как на очередь не ставили одиноких работников и не заключивших трудовой договор.

Перспектив на улучшение положения с жильем в ближайшем будущем не просматривалось: почти половина сотрудников КРФ (47 %) имели возраст до 30 лет. Активно создавались новые семьи, рождались дети, работникам, уже получившим жилье, требовались квартиры большей площади. Отсутствие перспектив по получению жилья становилось причиной перехода многих моряков в другие организации, где положение с ним было несколько лучше.

Еще одной весомой причиной являлась «техническая неудовлетворенность»: наряду с современными, вполне совершенными судами КРФ имел старые маломерные теплоходы с тяжелыми бытовыми условиями, а также пароходы, где по-прежнему использовался нелегкий труд кочегара, перебрасывавшего лопатой твердое топливо. Уже ушли времена, когда специальность кочегара была романтичной и почетной. Теперь молодежи не улыбалась перспектива заниматься самой тяжелой работой у раскаленных топок, да и желающих делать это из моряков старших возрастов найти становилось все сложнее.

Заработная плата по сравнению с остальными камчатскими флотами оставалась достаточно низкой. Большинство плавсостава увольнялось из КРФ с целью перехода на промысловые суда, в первую очередь в организованное 1 апреля 1968 г. из числа тралфлотовских больших морозильных траулеров Управление океаниче-ского рыболовства [8, л. 37].

После прошедшего в 1967—1968 гг. в стране повышения зарплаты низкооплачиваемым категориям работников заработок рядовых моряков стал мало отличаться от заработка неквалифицированных береговых рабочих. Обслуживающий персонал и рядовой плавсостав стал активно уходить в охрану и учреждения бытового обслуживания, где он к тому же имел больше свободного времени.

Существенным резервом пополнения рабочих рук для предприятий Камчатки всегда являлись демобилизованные воины, отслужившие срочную службу. Многие из них перед окончанием службы обращались с письмами в КРФ с просьбой трудоустроить их на флоте, на что охотно давалось согласие. Демобилизовавшись и прибыв в Петропавловск, бывшие воины узнавали, что КРФ — флот транспортный и с добычей рыбы ничего общего не имеет. Они разворачивались и шли на рыболовный флот. В 1968 г. КРФ выдал около 150 вызовов с приглашением на работу бывших солдат и матросов, из которых в КРФ пришли только шестеро.

По словам командиров ближайших к Петропавловску воин-ских частей, с которыми руководство флота неоднократно встречалось, военнослужащие желали после демобилизации поступить на рыболовные суда, сходить в море на один рейс продолжительностью 6—7 месяцев, заработать деньги, а затем уехать домой или поступить учиться [8, л. 38].

Хорошо проявили себя молодые специалисты: третий помощник капитана «Пятраса Цвирки» И. Ф. Авилов, матрос «Мильково» В. И. Белаев, начальник радиостанции A. П. Бобылев, боцман ТРС «Коряки» B. В. Воробьев, третий помощник капитана «Алдомы» Е. И. Зятиков, электрик «Соболево» Ю. С. Андронов [8, л. 57].

Примерно 70 % молодого пополнения прибывало вместе с женами, что свидетельствовало об их намерении работать долгое время. «Частную квартиру», под которой обычно подразумевалась отдельная комната площадью 8—10 кв. м, в Петропавловске с большим трудом можно было снять за 45—50 руб. в месяц. Кроме этого, нужно было платить за дрова или yголь и электроэнергию. Отсутствие детских яслей не позволяет женам продолжать работу, резко отражаясь на семейном бюджете. Услуги «бабушки»-няньки обходились молодой семье не меньше, чем в 60 руб. в месяц. Зар-плата матроса или моториста, которыми в большинстве своем начинали работать молодые специалисты до набора необходимого плавценза, составляла 130 руб. Содержать семью из трех человек на одну такую зарплату да еще платить за частную квартиру было практически невозможно. Это тоже вынуждало мужей к увольнению с флота.

В очереди на жилье стояли 122 молодые семьи. В течение 1968 г. только три из них получили квартиры. Отдельные молодые специа-листы, не дождавшись жизненно необходимой поддержки, покидали предприятие, уезжали домой, оттуда писали письма с просьбой уволить их «по любой статье», дав тем самым возможность сохранить семьи [8, л. 58].

КРФ по возрасту плавсостава можно было назвать молодежным, но с организацией досуга молодежи тоже было сложно: своего клуба или даже красного уголка флот не имел.

Отдельные суда совершали рейсы в районы лова рыбы в международных водах, граничивших с другими государствами. В такие рейсы направлялись экипажи, члены которых имели допуск «для плавания в нейтральных водах». При этом четыре человека из числа старшего комсостава судна должны были иметь паспорта моряка загранплавания. Отдел кадров тщательно изучал плавсостав, после получения с судна характеристики-рекомендации оформ-лял допуски к заграничному или плаванию в нейтральных водах. К концу 1968 г. к загранплаванию были допущены 269 чел., в том числе 60 — рядового плавсостава. В течение года с «Правилами поведения за границей советского моряка рыбной промышленности СССР» под подпись ознакомлены 77 чел.

В течение года суда КРФ совершили следующие загранрейсы: ТРС «Коряки» летом ходило в порты Северной Кореи и Японии для перевозки овощей, «Алтай» перегонялся из Риги в Петропавловск, в пути имел пять заходов в иностранные порты. В ноябре начался перегон «Пятраса Цвирки» из Таллина в Петропавловск. За границей экипажи всех судов «гордо держали честь советского моряка, не было ни одного нарушения правил поведения советского моряка».

После каждого такого рейса капитан судна в присутствии «отдельных членов экипажа», то есть помполитов и секретарей партийных организаций, отчитывался перед партийным комитетом. Здесь же находились начальники всех служб управления флота [8, л. 67—107].

Движение «За коммунистический труд» на флоте в 1968 г. приняло массовый характер. За звание «Экипаж коммунистиче-ского труда» боролись десять судов: «Щорс», «Якут», «Атласов», «Поярков», «Плутон», «Орион», «Пенжино», «Паратунка», «Елизово», «Завойко». На них работали 246 чел. А четыре судна и 49 моряков уже добились этого почетного звания. Экипаж «Медведицы» взял обязательство выполнить пятилетку за четыре года, «Беринга» — к 100-летию со дня рождения В. И. Ленина, то есть к 22 апреля 1970 г. А вот моряки «Веги» решили пятилетний план выполнить за три года.

К 51-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции «ударниками коммунистического труда» объявлены восемь членов плавсостава. Всего же за 1968 г. моряки получили следующие поощрения:

— знак «Отличник рыбной промышленности» — 18 чел.;

— грамоты КРФ — 166 чел.;

— грамоты советских, партийных и хозяйственных организаций — 61 чел.;

— занесены на Доску почета — 12 чел.;

— вписаны в Книгу почета — 11 чел.;

— удостоены благодарности — 547 чел.;

— поощрены ценными подарками и денежными премиями — 193 чел.

Таким образом, количество поощренных составило в общей сложности 947 чел. Другими словами, на одного работающего пришлось 0,65 поощрения. Как указывает «Отчет по работе с кадрами», все это явилось, «прежде всего, результатом широкого участия самих масс в развитии социалистической экономики, результатом творческой инициативы рабочих, инженерно-технических работников, служащих — участников всенародного соревнования за успешное выполнение пятилетки и досрочную встречу столетия со дня рождения В. И. Ленина». Подобные штампованные фразы прочно вошли в обиход и использовались по любому подходящему поводу, иногда без должной оценки смысла сказанного (интересно, как это можно досрочно встретить 100-летие со дня рождения?).

Шесть взысканий сняли с ранее провинившихся. Количество последних оставалось достаточно высоким. Наибольшее число прогулов и нарушений дисциплины совершалось работниками «тяжелого физического труда», а также неквалифицированным персоналом с низким уровнем общего образования и культуры. Отдельные моряки, являвшиеся хорошими специалистами своего дела, у которых было чему поучиться, попав на берег, «допускали аморальные проступки».

В медицинские вытрезвители Петропавловска и других портов за 1968 г. попали 216 чел., за появление в общественных местах в пьяном виде и нарушение порядка милиционеры и народные дружинники задержали 42 моряка. «Вот некоторые примеры аморального поведения. Матрос теплохода “Алдома” П. в пьяном виде 21 августа на рыбозаводе Океанском был задержан при копке картофеля на чужом огороде. Дневальная ТРС “Соболево” В. в Маго 26 августа в пьяном виде влезла через окно в мужское общежитие рабочих порта. Дневальная ТХС “Хоста” П. в пьяном виде вечером рвала цветы на газонах Приморского бульвара».

Осуждены на длительные сроки 19 чел. Причиной совершения уголовных преступлений явились пьянство, «бытовая распущенность», отсутствие должной воспитательной работы среди плавсостава. Вот некоторые примеры: «Кочегар лихтера “Повенец” М., будучи привлечен к следствию, пояснил, что несение вахты у котла на их судне в нетрезвом состоянии было обычным явлением, это способствовало еще большей распущенности и в конечном итоге привело его к преступлению. Матрос теплохода “Дежнев” А. в феврале 1968 г., стоя на вахтe, распивал спиртные напитки и во время ссоры нанес проникающее ножевое ранение члену экипажа И.

Третий помощник капитана М., будучи на вахте, не обеспечил порядка на судне, и не случайно на судебное заседание, где он проходил свидетелем по делу, сам явился после глубокого похмелья. Матрос парохода “Красноярск” К. 9 февраля 1968 г. в пьяном виде в автобусе похитил у спящего там пассажира чемодан с вещами. Радист ТРС “Паратунка” Ч. 9 мая, выпивая на квартире, избил гражданина, а затем нанес ему ранение в область груди охотничьим ножом. Боцман ТХС “Юпитер” П. систематически с 1964 г. пьянствовал и издевался над своей женой, нанося удары табуреткой по голове и прижигая лицо папиросой, а неродную несовершеннолетнюю дочь неоднократно бил шлангом. 2 февраля 1968 г. П. пытался нанести удар топором по голове своей жене. Только своевременное вмешательство соседей предотвратило этот удар в тот момент, когда топор уже был занесен над головой жены.

Н. в ночь на 8 мая 1968 г., поднимаясь по лестнице, ведущей с ул. Ленинской на Советскую, увидел спящего пьяного гражданина. Н. обворовал его, сняв поролоновое пальто и наручные часы, с похищенными вещами скрылся. Н. — молодой специалист — боцман ТРС “Тиличики”, 24 июня 1968 г. в нетрезвом состоянии на остановке автобуса “Госпиталь” из хулиганских побуждений нанес ножевое ранение в руку гражданину Я., при задержании порезал кисти обоих рук гражданину Б.».

Отдел кадров вместе с партийным и базовым комитетом при участии комсомольской организации, а также служб управления флота постоянно вели работу по укреплению трудовой дисциплины. Партком на своих заседаниях неоднократно обсуждал ее состояние  и ход воспитательной работы на отдельных судах. При управлении флота действовала народная дружина. Ее члены дважды в месяц несли дежурство в районе жилых массивов с Четвертого по Седьмой километр, где в основном жили моряки КРФ, УТРФ и Управления океанического рыболовства.

Работа по профилактике нарушений общественного порядка шла и непосредственно на судах. Каждого виновника после поступления сообщения из милиции или вытрезвителя обсуждали на судовом собрании, так сказать, «принимали меры общественного воздействия». Ежесуточно в ночное время дежурные по управлению флота проверяли несение вахты на судах, стоявших в порту и на ремонте. Все замечания по вахте разбирались в этот же день.

Укреплению дисциплины на флоте содействовали такие формы общественного воздействия, как вызовы на заседания советов плавсостава и женский совет, проведение товарищеских судов, «проработка» в стенной печати и рыбацкой многотиражке «За высокие уловы». В состав товарищеского суда входили люди, пользовавшиеся авторитетом. Они имели моральное право осуждать проступки нарушителей порядка и трудовой дисциплины. Председателем суда избрали старшего юриста П. Д. Шарову. За 1968 г. товарищеский суд рассмотрел 14 дел по материалам, возвращенным следствием, по которым привлечение к уголовной ответственности признано нецелесообразным

Летом в качестве «оздоровительных мероприятий» для моряков и их семейств широко практиковался выезд за город членов экипажей судов, прибывавших в порт, работников аппарата управления. Зимой с ночлегом посещали турбазу «Снежную». За 1968 г. состоялось 32 таких выезда. Значительная часть из 368 отпускников поправила здоровье на различных курортах, санаториях и в домах отдыха: на льготных условиях и за полную стоимость им вручены 124 путевки. Кроме того, моряки приобрели 21 путевку для поездки по СССР и за границу, но исключительно в страны «соцлагеря». В пионерском лагере «Дружба» отдохнули 200 детей. На «оздоровительные мероприятия» потратили 24 тыс. руб. из средств профсоюза и фонда предприятия.

В коллективе КРФ сложилась хорошая традиция — работникам в день 50-летия со дня рождения вручался ценный подарок, а перед уходом на пенсию старейшим сотрудникам предоставлялась льготная путевка в дом отдыха или на курорт. В День рыбака, а также по всем основным праздникам, ветеранам флота, покинувшим предприятие, посылались поздравительные телеграммы.

Физкультурно-массовая и спортивная работа в КРФ начала по-настоящему разворачиваться спустя год после выхода организации из состава УТРФ: в апреле 1968 г. Сначала выявили спортсменов-разрядников и просто желавших заниматься определенными видами спорта, составили планы работы на сезон, разработали календарь спортивных мероприятий. При этом ориентировались на планы областного совета Добровольного спортивного общества (ДСО) «Спартак». Затем начали подготовку различных команд. Дебют флотских физкультурников состоялся на Первомай: в городских соревнованиях легкоатлетов принял участие моторист Олег Хромущенко, занявший в индивидуальном турнире третье место.

Выступления спортсменов осложнялись тем, что их не смогли одеть в подходящую форму и снабдить необходимым инвентарем. Средства на это имелись, но мешал извечный дефицит: «в торговых организациях на приобретение спортинвентаря не было лимита».

Много усилий потребовало создание футбольной команды «Нептун». Средний возраст ее игроков чуть-чуть превышал двадцать лет. Мастерства ребятам еще недоставало, но с каждым матчем уровень игры постепенно улучшался. Быстрому его росту мешала частая сменяемость игроков, вызванная флотской спецификой. Первые выступления оказались неудачными, команда чаще проигрывала. Но постепенно пришли и успехи: победа над спортсменами танковой части (5:3), ничья с сильной командой «Динамо» (2:2). Тренировал футболистов Виктор Тимофеевич Шурховецкий.

На первенстве Петропавловска попробовала силы команда волейболистов, занявшая пятое место. Такого же результата физкультурники флота добились и на спартакиаде профсоюза пищевиков. Долго «раскачивалась» команда городошников, капитан И. В. Яковлев, но в первенстве областного совета ДСО «Спартак» заняла третье место. Начались тренировки стрелков, для которых арендовался тир. В их распоряжении пока имелись три малокалиберных винтовки. Попытка организовать женскую группу здоровья оказалась неудачной: сюда записались два десятка женщин, но на занятия никто не ходил. На повестке дня стояло создание баскетбольной, шахматной и хоккейной команд. Материальная база для них имелась. «Ни профсоюзы, ни администрация в средствах никаких ограничений не создавала. На сей день мы можем одеть и выставить команды по любому виду спорта, обеспечив полностью необходимым спортинвентарем (за исключением зимних видов)».

Практика работы с клиентурой показала, что КРФ не мог брать каких-либо обязательств по перевозкам грузов, так как направления движения судов определяло не управление флота, а КРП на ежедневных диспетчерских совещаниях. Это и вынуждало отказаться от обязательств, и особенно перед трестом «Камчатлес» и Облрыболовпотребсоюзом. «Камчатлес» в 1967—1968 гг. предъявил флоту штрафов за непоставку судов на сумму около 40 тыс. руб. [21, л. 105].

Улучшить работу можно было путем разработки современной схемы бункеровки судов различных ведомств и управлений в Петропавловске. Бурный рост численности дальневосточного флота требовал сокращение простоев в ожидании очереди, груза, плав-средств и рабочих. Этого можно было бы добиться внедрением появившихся к этому времени счетно-решающих систем, разработав программу координации работы транспортного флота всех ведомств на Камчатке [21, л. 139].

Ускорение оборачиваемости судов, особенно малотоннажных, требовало организации в ПМРП транспортного агентства по образцу действовавшего в торговом порту ММФ СССР, которое обслуживало бы все суда, приходящие в Петропавловск…

В последующие годы планомерное развитие Камчатрыбфлота продолжилось. Он постепенно пополнялся, и не только новыми транспортами. В 1972 г. балансовая комиссия объединения «Дальрыба» признала неудовлетворительной работу Владивостокской базы «Востокрыбхолодфлот». В ее составе решили оставить только рентабельные крупные рефрижераторные теплоходы, а устаревшие транспорты и производственные суда передать другим предприятиям, в том числе и Камчатрыбфлоту. Так он пополнился «Андреем Евдановым», «Дмитрием Часовитиным», «Ирбитом», «Баскунчаком», «Приморском», «Тауйском» и прочими судами.

1 января 1977 г. Камчатрыбфлот был реорганизован в производственную базу транспортного и рефрижераторного флота «Рыбхолодфлот». База успешно действовала до начала 1990-х гг., наступления «новой экономической политики», вернее, ее полного отсутствия. Старейшее судоходное предприятие Камчатки, в разные годы именовавшееся АКОфлотом, Камчатрыбфлотом и Рыбхолодфлотом, обанкротилось и завершило свой путь в середине 1990-х гг.

 

ИСТОЧНИКИ

  1. ГАКК, ф. Р-284, оп. 2, д. 22.
  2. Там же, д. 11.
  3. Там же, д. 19.
  4. Там же, д. 13.
  5. Там же, д. 3.
  6. Камчатская правда. Комплект за 1967 г.
  7. ГАКК, ф. Р-284, оп. 2, д. 16.
  8. Там же, д. 32.
  9. Там же, оп. 1, д. 10.
  10. Там же, оп. 2, д. 20.
  11. За высокие уловы. Комплект за 1968 г.
  12. ГАКК, ф. Р-284, оп. 2, д. 23.
  13. Там же, д. 24.
  14. Там же, ф. Р-470, оп. 2, д. 1244.
  15. Там же, ф. Р-284, оп. 2, д. 26.
  16. Там же, д. 39.
  17. Там же, д. 36.
  18. Там же, ф. Р-470, оп. 2, д. 1245.
  19. Там же, ф. Р-284, оп. 2, д. 25.
  20. Там же, д. 38.
  21. Там же, д. 28.

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.